13:19, 16 октября 2019

«Газпрому» отключили компрессоры через спутник

Компания «Газпром» объявила о том, что уже в течение нескольких лет не может пользоваться вспомогательным импортным оборудованием, купленным в Австрии. Компания-производитель просто выключила по каналам удаленной связи свои компрессоры, которые физически находятся на разных объектах в России. О причинах такого решения не сообщается. «Газпром» объявил, что намерен заменить австрийскую технику российскими аналогами. О новых методах промышленной войны – в сюжете экономического обозревателя «Вестей ФМ» Валерия Емельянова.

«Газпром» пострадал от действий своего европейского поставщика – австрийской компании LMF. Это один из лучших в мире производителей газовых компрессоров. Его техникой в России пользуются не один десяток лет. И вот сейчас стало известно, что LMF еще 7 лет назад отключил через спутники часть своего оборудования на дочерних предприятиях «Газпрома». Об этом заговорили только сейчас, поскольку у российской компании не было острой необходимости реанимировать технику.

Австрийские компрессоры используют в ходе ремонта трубопроводов, они предотвращают утечки из места врезки в магистраль. Все эти годы еще вполне новые и функциональные агрегаты лежали на предприятиях в виде металлолома, как выразился один из менеджеров «Газпрома». Сам факт отключения удивил многих, тем более, что 7 лет назад ни о каких западных санкциях речь еще не шла. Сейчас большинство видов импортной промышленной техники стоит на дистанционном обслуживании, и некоторые из них можно удаленно отключать. Это может быть связано с тонкостями гарантийного ремонта и прочими нюансами в договорах, поясняет главный стратег «Универ Капитал» Дмитрий Александров.

АЛЕКСАНДРОВ: Точно не скажу, у меня даже соображений нет. Возможность дистанционного отключения есть в разных видах оборудование, и не только в энергетике, это также оборонная и телекоммуникации. Но насколько часто это прописывают в контрактах, насколько это является широко распространенной практикой, сказать очень сложно. Возможно, некоторые случаи просто не попадают в информационной поле.

По одной из версий, у структур «Газпрома» в 2012-м как раз закончился сервисный контракт с австрийцами, его вовремя не продлили, затем грянули санкции, и поставщик вообще снял с себя ответственность за обслуживание своих компрессоров. В других отраслях и странах похожие ситуации, хотя и редко, но тоже бывают. Например, недавняя история с Boeing, который уличили в недопоставке цифровых обновлений. Его новые самолеты в целом успешно летали, но по факту случились две крупные аварии. В том числе потому что возникли разногласия между перевозчиками и производителем самолетов.

Если смотреть на проблему более глобально, то современные технологии, в частности, Интернет вещей и спутниковые сервисы дают широкие возможности для ведения промышленных войн. На импортном западном оборудовании «сидят» все индустриальные страны, от нефтяных монархий до как бы независимого Китая. И любому из них грозит отключение от сервисов в случае серьезного конфликта со Штатами и Европой. Рассуждает директор аналитического департамента компании «Альпари» Александр Разуваев.

РАЗУВАЕВ: Это звенья одной цепи. То, что мы видим в Персидском заливе – все мутно, неясно, дроны бомбят, добыча упала в 2 раза. Сюда же теперь можно добавить демонстрацию спутников, и даже с «Газпромом» могут вон как поступать. Это – гибридная война. Она касается не только России, но и всех стран, которые не только в конфликте с Западом, но и тех, которые проводят независимую политику.

Вспоминается еще один пример такой демонстрации – это история с крымскими турбинами. Россия закупила немецкое оборудование в обход санкций. В ответ его производитель компания Siemens отказалась активировать программную начинку. Отключить турбины из Германии они не смогли, но процесс ввода в эксплуатацию сильно усложнился: российским инженерам пришлось ломать цифровую прошивку турбин, чтобы техника допустила их к своим ключевым функциям. Впрочем, на днях Siemens объявил, что возвращается в Россию: он построит новую станцию в Татарстане, признав, что в целом российский рынок ему по-прежнему интересен.

И тогда, и сейчас в руководстве страны поднимали вопрос об импортозамещении, чтобы больше не попадать на эти грабли. И, к слову, Россия за эти несколько лет сильно продвинулась в создании собственного оборудования и софта для промышленности. Но на 100% быть независимыми от импорта в наше время невозможно, признает Дмитрий Александров.

АЛЕКСАНДРОВ: В России за последние 5 лет с точки зрения замещения критически значимых импортных решений было сделано очень много. По некоторым компаниям зависимость была сокращена с 50% до 10% и меньше. Но проблема в том, что даже если у вас всего 1% остается, в какой-то момент может случиться то, что случилось.

Но и это – еще лишь половина беды. Современное промышленное оборудование, где бы оно ни было сделано, гораздо слабее защищено от хакерских атак, чем самые обычные смартфоны. Вот данные за последний год: каждое пятое производственное предприятие в России хотя бы раз подверглось кибернападению. Большая их часть были целевыми атаками, то есть заточенными под отрасль, компанию-жертву и ее специфические компьютерные программы. Дистанционно хакеры воруют не только деньги со счетов, но даже продукцию – например, уголь с шахт и зерно с элеваторов. Сейчас все автоматизировано, и пока на заводе хватятся, можно заказать у них с доставкой что угодно и куда угодно.