Дмитрий Медведев принял участие в специальном проекте радиостанций "Вести ФМ" и "Маяк", посвященном 20-летию программы "Вести". Он вышел в прямой эфир этих радиостанций, чтобы поздравить именинников. 13 мая 1991 года в эфир телеканала "РТР" вышел первый выпуск информационной программы "Вести". С этого дня прошло двадцать лет, канал теперь называется "Россия", но "Вести" так и остаются его визитной карточкой.

 

Смотрите видео специального выпуска из студии радиостанции "Вести ФМ" и "Маяк". Слушайте в аудиофайлах.

АВЕРИН: Здравствуйте, Дмитрий Анатольевич. Если можно, на тот стул, к тому микрофону.

КУЗИЧЕВ: Еще раз напомню, видеотрансляция на сайте "Маяка", radiomayak.ru. Пожалуйста, сюда.

АВЕРИН: Вот за этот, пожалуйста.

КУЗИЧЕВ: Итак, почему историческое событие? Вы знаете, в эфире-то "Маяка", благо старейшая станция страны, бывали и президенты, и генсеки, и премьер-министры...

АВЕРИН: В эфире "Маяка".

КУЗИЧЕВ: В эфире. Но в студии...

АВЕРИН: В первый раз!

МЕДВЕДЕВ: Я уж начал думать, когда это Леонид Ильич Брежнев был в студии "Маяка"?

АВЕРИН: В эфире до сих пор... Вы знаете, у нас есть исторические проекты, когда голос его и ныне звучит периодически в качестве загадки.

МЕДВЕДЕВ: Понятно. Такие, конечно, очень интересные ощущения. Мне неоднократно приходилось бывать в прямом эфире телевидения. И, как ни странно, здесь другие эмоции.

АВЕРИН: Здесь честнее все?

МЕДВЕДЕВ: Вот не знаю. Но, во всяком случае, здесь как-то все по-другому. Я, конечно, не знаю, как это отражается на вас...

КУЗИЧЕВ: Нет, я слышу, голос у вас очень хороший. Подходит.

АВЕРИН: А, кстати, вам в наушниках удобно?

МЕДВЕДЕВ: Нет, мне очень хорошо. Мне очень хорошо. Почти, как в кинофильме "День радио".

КУЗИЧЕВ: А! Мы можем сейчас воспроизвести... Но фрагмент, конечно, невеселый. Вообще вот мы называем это...

АВЕРИН: Пирожков нет. А так все есть.

МЕДВЕДЕВ: Те не надо пирожки.

КУЗИЧЕВ: Есть же магия радио, она в общении, так сказать, с его потребителем, с читателем, со слушателем, это совершенно особая штука.

МЕДВЕДЕВ: Вот-вот-вот! И потом, понимаете, мне абсолютно понятно, допустим, как ты приходишь и садишься напротив камеры и что там нужно делать, потому что у меня уже есть некоторый опыт, но вот как вести радийные программы - это, наверное, совершенно отдельное искусство.

АВЕРИН: А потому что все время только про людей, с людьми.

МЕДВЕДЕВ: Да, да.

АВЕРИН: Все время в глаза, в уши.

МЕДВЕДЕВ: И невозможно замолчать, да? Ведь, в принципе, можно по телевизору замолчать и некоторое время...

АВЕРИН: Многозначительная пауза.

МЕДВЕДЕВ: Многозначительную паузу допустить или просто какой-то другой план дать. А вам это сделать невозможно.

АВЕРИН: А у нас все планы здесь.

КУЗИЧЕВ: Мы же даже, если движемся, мы же все равно должны быть возле микрофона.

АВЕРИН: Да, поэтому некоторая гибкость шеи развивается, что, согласитесь, полезно в нашей жизни.

КУЗИЧЕВ: А вы слушаете радио, Дмитрий Анатольевич?

МЕДВЕДЕВ: Безусловно. Значит, я, конечно, слушаю радио и слушаю его очень давно, как любой человек, который рос в советской стране. И, на самом деле, как и многие наши люди, я действительно очень долго слушал радио "Маяк". И до сих пор его включаю. И иногда просто поражаюсь тому все-таки, как мы сильно изменились. Потому что когда идет старый бренд и абсолютно новая подача информации, другие какие-то, может быть, словесные конструкции, ну, не говоря уже о том, что наша жизнь совсем другая стала, становится интересно. Потому что, говорю, вот старый бренд и новая жизнь!

АВЕРИН: А вот именно "Маяк" доказал, что в старые мехи можно налить новое вино и вполне употребить.

МЕДВЕДЕВ: Да, и этим старым мехам, если я правильно понимаю, уже более сорока лет.

АВЕРИН: Более сорока лет, да. Так что, сегодняшний юбилей...

МЕДВЕДЕВ: Да, я хотел, естественно, вас поздравить с 20-летнием юбилеем самой большой компании. А всех благодарных слушателей "Маяка" поздравить с тем, что компания сохраняется, сохраняется старый проверенный бренд, старое название и, в общем, они слушают вас и получают, видимо, все, что хотят получить. И получают информацию, получают заряд позитивных эмоций. Несмотря на то, что телевидение и телевизионные технологии развиваются колоссальными, семимильными шагами, появляются новые стандарты, все-таки, на мой взгляд, у радио тоже великолепное будущее. Так что главное, чтобы руководство холдинга вкладывало в радио деньги.

АВЕРИН: Хорошие слова! Хорошие слова, Дмитрий Анатольевич!

КУЗИЧЕВ: Вот здесь должна была быть пауза как раз!

АВЕРИН: Многозначительная.

КУЗИЧЕВ: Многозначительная пауза.

АВЕРИН: Но, поскольку это радио, невозможно себе это представить.

КУЗИЧЕВ: Вы позволите пару вопросов, Дмитрий Анатольвич?

МЕДВЕДЕВ: Ну, если вам хочется это сделать, то задайте.

КУЗИЧЕВ: Честно говоря, хочется.

МЕДВЕДЕВ: Пожалуйста.

КУЗИЧЕВ: Значит, мы вот обсуждали целый час проблему русского языка. Вернее, проблему, знаете, стирания грани между нормативной лексикой и ненормативной. Мы подумали, что вам мы хотим задать вопрос, потому что вы уверенный пользователь Интернета. У вас Твиттер, у вас блог, у вас видеоблог, с вами активно общается большое количество народа. А ведь известно, что именно в Интернете люди к этой самой языковой норме относятся более чем, так сказать, спокойно. Они ее отбрасывают смело и употребляют те слова, которые мы в нормальной жизни вряд ли употребим.

АВЕРИН: Более того, выдумывают новую языковую норму и именно на этой языковой норме строят свое общение.

КУЗИЧЕВ: Вот вы чувствуете эту особенность интернет-общения?

МЕДВЕДЕВ: Конечно, чувствую. Во-первых, к ней нужно было сначала привыкнуть. Вначале это кажется странным, а потом ты начинаешь понимать, что это часть среды. И, скорее всего, тот, кто ее не использует, вот эту, так сказать, новую языковую форму, тот из этой среды выпадает. Это не значит, что мне там все нравится, да. Но очевидно, что это новый словесный код, который невозможно игнорировать. Я считаю, что к этому нужно относиться спокойно, лояльно. Это не значит, что мы должны принять интернет-язык в повседневное пользование. У меня матушка моя - филолог, и поэтому я всегда очень трепетно относился к слову. Но мы понимаем, что язык - это развивающийся постоянно организм. И я уверен, что часть интернет-лексики, так или иначе, осядет в нашем повседневном обиходе.

АВЕРИН: Просачивается?

МЕДВЕДЕВ: Уже просочилось. Я не буду отдельные конструкции воспроизводить. Вы тоже их знаете. Я, причем, имею в виду вполне нормативную лексику, а не всякие разные ругательства.

КУЗИЧЕВ: А к вам пишут ненормативно в Твиттер?

МЕДВЕДЕВ: А?

КУЗИЧЕВ: Ненормативно в Твиттер пишут?

МЕДВЕДЕВ: Пишут, конечно.

КУЗИЧЕВ: И чего вы делаете, баните?

МЕДВЕДЕВ: Дело в том, что Твиттер так устроен, что там никого не забанить. Он так создан, что любой человек может сказать все, что он думает в любых, самых сочных выражениях любому лицу. Хочешь - президенту Российской Федерации Дмитрию Медведеву. А хочешь - можешь Обаме сказать то же самое. Это вопрос культуры. Просто вот чего тебе хочется получить от общения в Твиттере? Я все-таки считаю, что он создан не для этого. Но если кому-то хочется выразить свои эмоции, пожалуйста. От меня не убудет.

АВЕРИН: Когда вы говорите "не забанить". "Не забанить" - увы? Или...

МЕДВЕДЕВ: Ох! Вы хотите меня...

АВЕРИН: Или это "увы" уже в нашей жизни неприменимо?

МЕДВЕДЕВ: Понимаете, я вот сначала, может быть, как-то к этому более строго относился. Мне казалось, ну, чего дурака-то валяют? Лучше бы спросили что-нибудь по делу, чем всякую всячину писать. Но потом я понял, что это тоже часть вот этого самого проекта под названием Твиттер. Поэтому я не считаю, что "увы". Я считаю, что, скорее, наоборот, нужно, чтобы пользователи того же самого Твиттера или других ресурсов, ну, они сами взрослели, да? Эти ресурсы существуют не ради того, чтобы эмоции выражать. Хотя иногда это нужно. А эти ресурсы все-таки существуют, в том числе, и для другого общения.

АВЕРИН: Для смысла больше, чем для эмоций.

МЕДВЕДЕВ: Во всяком случае, там должно быть какое-то содержание. Но я не против эмоций, какими бы они ни были. В конце концов, мы все из этих эмоций состоим.

КУЗИЧЕВ: Если про Твиттер, простите, там все-таки 140 знаков. Это, скорее, не смыслы, это, скорее, оперативки.

МЕДВЕДЕВ: А это разве не смысл?

КУЗИЧЕВ: Ну, нет. Смысл - все-таки это блог. Нет? Ну, мы возьмем 140 символов в чистом смысле?

АВЕРИН: Как раз смысл можно выразить вполне...

МЕДВЕДЕВ: Знаете, это вообще отдельная вещь. Вот в блогах, например, конечно, можно передать гораздо больше не только смысловых оттенков, но и просто содержания больше изложить. Там можно эссе публиковать, там книги можно писать, проще говоря. Из некоторых наших блогеров вполне получились бы неплохие писатели.

АВЕРИН: Что и происходит.

МЕДВЕДЕВ: Что и происходит. Но Твиттер - это некоторое искусство, раз уж мы о нем так долго говорим, хотя это не радийная тема. Значит, попробуй уложи в 140 знаков мысль! Это, знаете, вначале кажется просто, а потом начинаешь формулировать, и очень даже непросто.

АВЕРИН: Краткость есть сестра таланта.

МЕДВЕДЕВ: Да, да, чего-то там.

КУЗИЧЕВ: Дмитрий Анатольевич, спасибо вам огромное, что нашли время и пришли в студию. Я еще раз подчеркну, что это историческое событие было. Впервые президент в студии "Маяка" и в эфире, соответственно, и "Маяка", и "Вестей FM".

АВЕРИН: Честно скажу: жалко отпускать.

МЕДВЕДЕВ: Спасибо вам большое. Я желаю вам успехов. Я желаю нашему радио успехов. Я желаю, естественно, всем слушателям хорошего настроения в этот майский день. И еще раз всех поздравляю и, конечно, слушателей "Маяка" с праздником большой компании. Надеюсь, что вы будете приносить им хорошие новости.

КУЗИЧЕВ: Спасибо.

МЕДВЕДЕВ: И позитивные эмоции.

АВЕРИН: Спасибо. Я надеюсь, что все ваши слова будут услышаны всеми, кто вас сейчас слушает!

КУЗИЧЕВ: Всегда ждем! Приходите!

МЕДВЕДЕВ: Спасибо, спасибо!

Слушайте в аудиофайлах.

Смотрите видео специального выпуска из студии радиостанции "Вести ФМ" и "Маяк".