программа: Интервью
тема: Канны-2012
19:33, 25 мая 2012

Сергей Лозница: Я взялся за тему, которая у меня болит

Фильм Лозницы "В тумане" будет представлен публике на Каннском кинофестивале сегодня вечером. Критики считает его одним из наиболее вероятных кандидатов на победу. Каннский кионфестиваль уже близится к завершению и в ближайшее воскресенье мы узнаем победителей. За происходящим в Каннах следит кинообозреватель Радио "Вести ФМ" Антон Долин

Долин: Что было такое именно в этой повести, что взывало, требовало немедленно перенести её на экран?

Лозница: Я думаю, что я испытал такое же ощущение, какое,может быть, испытал и герой.

Долин: То есть ощущение какое? Человека, которого считают предателем и изменником, а он таковым не является, о чём речь?

Лозница: Не в этом дело. Ведь вытолкнутость из общества, когда вы вдруг становитесь чужим. Второе – мне близки эти люди. Вот такие люди, которые - как главный герой. Я знал просто их, я в Белоруссии встречался с такими людьми. Они кажутся вроде бы мягкими, но они крайне порядочны и долго в той, советской системе не жили. Что-то в системе было, что их выталкивало из жизни. Они просто это не могли как-то переносить.

Долин: Что взывало, кроме прекрасного материала Быкова, к тому, чтобы снова обратиться к военной теме и к прозе, которой, в общем-то, уже довольно много лет?

Лозница: Я думаю, что в советское время не так много очень глубоких фильмов об этом времени было сделано. И если вы сейчас начинаете читать воспоминания, которые, слава богу, начали публиковаться, то вы понимать начинаете, что мы вообще-то очень мало знаем о том, что происходило. Мы имеем только результат, но мы не знаем процесса, а поэтому у нас нет и понимания. И поэтому я думаю, что имеет смысл обращаться к этому.

Долин: Нет ли здесь такой опасности, что с одной стороны война – это то, о чём мы действительно мало что знаем, с другой стороны, в сегодняшнем российском обществе это  - единственная сила какой-то моральной консолидации людей. Им необходима какая-то такая абсолютная точка, точка чего-то безусловного, что всех объединяет. Эта победа в войне и есть такая точка, и есть такой момент. Задавая себе вопрос об этой войне, мы не порушим эту идиллию? Или, может, её им надо разрушать?

Лозница: Я не просто так взялся за эту тему. Она у меня болит, поэтому я взялся. Я же не потому, что что-то там разрушить хочу. Для меня этот вопрос остается вопросом. И когда я прочитал повесть Быкова, она меня настолько резанула, что, в общем, я не мог уже дальше не делать этот фильм.

Долин: Насколько было важно рассказать историю о войне, основываясь на трёх людях, которые идут по лесу практически без врагов, немцев, можно сказать, что их нет в этом фильме вообще. Это просто три человека, которые идут по лесу. И все они, теоретически, на одной стороне. Насколько важно, что нету вот этого масштаба войны, нету масштаба народной беды, событий?

Лозница: Ну, это бы помогло фильму состояться? Я думаю, что нет. Это не нужно. Мне кажется, что всё, что стреляет, взрывается, мешает. У меня там стреляет и взрывается, но очень лаконично, три раза.

Полностью слушайте в аудиоверсии.