15:46, 17 мая 2011

Генпрокуратура расстроила сделку Урумова с правосудием

Фигурант дела о подмосковных игорных клубах не будет давать показания на своих сослуживцев. Заместитель генерального прокурора отказался подписать заключение о досудебном соглашении с бывшим начальником 15-го управления областной прокуратуры Дмитрием Урумовым. Ранее предполагалось, что подозреваемый расскажет следствию о коррупционных схемах в силовых структурах, чтобы снизить меру наказания для себя. По одной из версий, раскрытие информации могло поставить под угрозу карьеру десятка прокуроров. Сторонние источники уверяют, что пока под подозрение попали лишь самые незначительные фигуры. За развитием коррупционной истории следит корреспондент "Вестей ФМ" Николай Осипов.

Круг подозреваемых пока не расширят. Дело о "крышевании" подмосковных игорных клубов приостановилось на решении заместителя генпрокурора Виктора Гриня, который решил, что следствию не стоит заключать досудебное соглашение с экс-начальником 15-управления облпрокуратуры Дмитрием Урумовым. От последнего ожидали больших показаний на тему коррупционных связей силовиков и криминала. Исходя из показаний других фигурантов, сам Урумов получил порядка 15 миллионов рублей за помощь организаторам игорного бизнеса, в частности известному Ивану Назарову, который был задержан одним из первых. Однако озвученная сумма в 15 миллионов явно не раскрывает все масштабы коррупции, хотя бы учитывая размеры доходов от игорных заведений, и предполагалось, что в деле могут появиться новые подозреваемые. Кроме Урумова под арест взяли экс-прокурора Ногинска Владимира Глебова, а клинский прокурор Эдуард Каплун и заместитель областного прокурора области Александр Игнатенко ударились в бега, поскольку ряд свидетелей давали показания и против них.

По версии ряда источников, арестованные, как и еще ранее попавшие под следствие вместе с Назаровым сотрудники милиции, - это лишь часть коррупционного схемы, в которой были и сомнительные сделки с землей, и контроль за предприятиями и бизнесом, и уже известные подпольные игровые клубы.

В СМИ попали высказывания бывшего зампрокурора области Станислава Буянского, который уверяет, будто вся прокурорская система в Подмосковье была коррумпирована, иначе в ней невозможно было работать. Причем Буянский даже готов назвать фамилии конкретных коррупционеров, но вся эта информация пока никак не отражается на следствии. Косвенно информация о притеснении несогласных с системой сотрудников подтверждается и нашими источниками среди бывших работников прокуратуры, один из которых вынужден был уволиться после попытки завести дело по фактам хищения земли в Истринском районе Подмосковья. Его попросили не ворошить историю, а после отказа настойчиво попросили уйти. Тогда в руки третьих лиц перешли колхозные земли, принадлежавшие пайщикам, сейчас в тех местах выстроены роскошные виллы. По аналогии с игорным делом, все попытки расследовать махинации затормаживались на начальном этапе.

С переменной интенсивностью идет и нынешняя прокурорская история. Урумов и Глебов, вроде бы дав первые показания, далее замолчали. У всех фигурантов не так давно поменялись адвокаты, что связывали с определенной договоренностью со следователями на смягчение наказания. И все же новые адвокаты спустя некоторое время вновь заявили об отрицании вины своими подзащитными. А вопрос о досудебном соглашении решался на самом верху, на уровне замгенпрокурора, и решился отказом от юридической сделки.
История с прокурорами уже не впервые доходит до руководства Генпрокуратуры. Заместитель Юрия Чайки Виктор Гринь ранее отказывался поддержать уголовные дела в отношении подозреваемых. Для многих сторонних наблюдателей это выглядело как помеха следствию. И нынешнее решение об отказе на сделку с правосудием отчасти может быть воспринято как очередное препятствие.

С другой стороны, неизвестно, какими сведениями располагают фигуранты и насколько эти сведения объективны и интересны. Понимая свою безысходность, подследственные могут дать ложную информацию, чтобы получить минимальное наказание. Не исключено, что теперь рассмотрение дела дойдет до самого генпрокурора. По процедуре, отказ Виктора Гриня может быть оспорен только у Юрия Чайки. Но разъяснять свои намерения ни следователи, ни прокуроры не торопятся: и те, и другие на протяжении практически всей истории воздерживаются от каких-либо комментариев, что во многом способствует появлению противоречивой информации.