Часто приходится слышать о том, что в былые времена рынки в Северной Корее были запрещены. Вот уже 25 лет я занимаюсь изучением этой страны, и за все это время три раза наблюдал в иностранной, в том числе советской прессе, волну сообщений о том, что в Корее наконец-то разрешили рынки. Первая такая волна была в 1984 году. Я как раз тогда был в Пхеньяне и как очевидец могу сказать, что выглядело это очень странно.

На рынках, которых якобы никогда не было, и которые только что разрешили, я бывал регулярно, причем и когда их, видимо, еще не существовало, я тоже на них хаживал. Потом такие же разговоры были и в 1990-е годы и в начале 2000-х.

В действительности же рынки в Северной Корее существовали всегда, однако заметной роли в корейской экономике до начала 1990-х годов они не играли, и играть не могли. Объясню почему: на рынках можно было продавать только частную продукцию, причем в теории только сельскохозяйственную, хотя на практике уже с 70-х годов активно торговали и промышленными товарами. То есть на рынках можно было продавать только то, что выросло в подсобном хозяйстве. Зерно, например, нельзя было продавать.

Однако вся эта теория упиралась в практический тупик. В Корее Ким Ир Сена подсобных хозяйств не было. Максимальный размер приусадебного участка в сельской местности ограничивался одной соткой. Поэтому нет ничего удивительного в том, что на рынках почти ничего не продавалось, а если и продавалось, то по очень высокой цене. Например, в середине 80-х годов курица на рынке стоила 30-40 вон, а средняя зарплата по тем временам составляла 70 вон. Понятно, что такую "золотую" курочку покупали только по совсем уж особым случаям. В большинстве северокорейских городов рынки собирались не регулярно, не каждый день. В провинциальных городах рынок работал обычно в каждый пятый и в каждый десятый день месяца. В крупных же городах - в провинциальных столицах и в Пхеньяне - рынки работали почти ежедневно.

Все стало меняться в начале 1990-х годов, когда резко обострился кризис государственной экономики - когда заводы встали, и люди пошли торговать. В этом смысле Северная Корея несколько напоминает Россию первых постсоветских лет, причем больше - российскую глубинку, в которой люди были вынуждены крутиться, просто для того чтобы свести концы с концами. Рынки стали расти.

Поначалу государство пыталось их запретить. Считалось, что рынки - это антисоциалистическое явление. Время от времени проводились кампании по "излечению от ереси": полиция становилась у рыночных ворот и гнала с рынка торговцев. По улицам рядом с рынками ездили машины с огромными громкоговорителями (таких в Корее много и по сей день) и объясняли гражданам, что социалистическая экономика несовместима с рынком, и что спекулянты будут караться по всей строгости закона. Однако...

Продолжение слушайте в аудиофайле.