07:35, 24 августа 2013

Роль государства – делать вид, что ничего не происходит

Козьма Прутков учил: если на клетке со слоном увидишь надпись "Буйвол" - не верь глазам своим. Спора нет, никогда не существовавший директор Пробирной палатки был как всегда прав, и об этом прутковском афоризме приходится вспоминать, когда думаешь о том, как же на деле устроена современная северокорейская экономика. На бумаге всё просто: она, якобы, вся государственная. Такой она, собственно, действительно и была где-то до середины 1990-х годов, а потом ситуация стала меняться. В отличие от Китая, где откат от государственной экономики был результатом тщательно продуманного плана и контролировался сверху, в Северной Корее он происходил стихийно, а роль государства заключалась в том, чтобы временами отворачиваться, притворяясь, что ничего не происходит. Откат от государственной экономики в Северной Корее принимал разные формы, самая заметная из которых - это появление частного сектора и полуофициального рынка (нелегальные поля в горах, рынки, частные мастерские и так далее). Все эти виды деятельности формально незаконны, но на практике государство их терпит. Однако есть и более сложные, более причудливые вещи.

Значительная часть северокорейских предприятий, формально являющихся государственными, фактически вполне себе частные. Особенно это касается предприятий общественного питания, сферы обслуживания, и отчасти предприятий торговли. В этом смысле Северная Корея весьма напоминает советскую Среднюю Азию 1970-80-х годов. На бумаге какая-нибудь чайхана была государственной, а на самом деле все в кишлаке отлично знали, что никакая она не государственная и что принадлежит она какому-нибудь старому Абдулле, который там сидит, всем этим владеет, а с различными органами делится прибылью: отчасти - официально, отчасти - в виде взяток.

В Северной Корее такие псевдогосударственные предприятия стали появляться в конце 90-х годов, когда в стране появились частные предприниматели с достаточно большим по северокорейским меркам капиталом (это были, наверное, десятки тысяч долларов, сейчас богатством считаются, разумеется, другие суммы). Первые предприниматели делали свои состояния на черном рынке - путём операций разной степени незаконности и аморальности. И значительная часть этих денег вливалась в псевдогосударственные предприятия. Хороший пример тому - общепит.

Большинство северокорейских столовых, кроме пхеньянских, закрылись в 90-е годы, во время голода, когда кормить было просто нечем. Но с 1998 года стали опять появляться столовые, их стало намного больше - и они стали существенно лучше. И фактически почти все эти столовые - частные. Схема такая:...

Продолжение слушайте в аудиофайле.

Читайте и слушайте - спецпроект "Корейская весна" >>