16:54, 04 февраля 2014

Чоповец, участковый, психолог: кому расширить полномочия, чтобы избежать трагедий?

После трагедии в московской школе законодатели и эксперты озвучили сразу несколько идей, как сделать жизнь россиян безопаснее. В Мосгордуме предлагают проверять на вменяемость не только владельцев оружия, но и членов их семей. А в МВД полагают, что следует расширить полномочия частных охранников. Например, разрешить им проводить досмотр личных вещей граждан. Защитит ли это граждан от насилия, разбирался корреспондент "Вестей ФМ" Николай Осипов.

Охрана должна защищать, а не просто звать на помощь полицию. Сценарий событий в школе 263, где вооруженный ученик спокойно вошел в здание и устроил побоище, показывает, что схема работы чоповцев несовершенна. Угрозу надо нейтрализовать еще до того, как нажата кнопка тревожной сигнализации и вызвано полицейское подкрепление. Именно поэтому некоторые законодатели и специалисты по безопасности предложили расширить полномочия чоповцев. Они не должны быть просто наблюдателями, полагает председатель Комиссии Мосгордумы по безопасности Инна Святенко.

"Даже если сотрудник ЧОПа видит человека, выходящего из магазина, а за пазухой у него - украденные вещи, он его пытается остановить и вызвать сразу патрульную службу для того, чтобы его задержали уже сотрудники полиции. В его возможностях – только проведение профилактической беседы. И вот этими беседами он пытается остановить преступника. Но на самом деле это слабое утешение. Поэтому мне кажется, что целый ряд полномочий, чтобы охранник действительно мог заниматься охраной, конечно, надо передать".

Однако права охранников будут не такими, как у полиции. Например, проверять документы они не смогут. Разумеется, не смогут и выносить какие-либо юридические решения. Это дело полиции.

В МВД уже давно предлагали наделить охранников более серьезными полномочиями. Правда, юристы с ними не соглашались, опасаясь, что это приведет либо к злоупотреблениям, либо просто возникнет путаница между чоповцами и полицейскими, кто, что должен делать. Именно поэтому Минюст и Генпрокуратура отказывались подписать обновленный закон о ЧОПах. Депутат Инна Святенко согласна: расширять полномочия частной охраны надо очень осторожно.

"В случае досмотра все равно обязательно нужно будет вызвать сотрудника правоохранительных органов, чтобы запротоколировать эту ситуацию, потому что, к сожалению, у нас всегда бывают перегибы, и большие сомнения будут в том, а какие функции останутся у сотрудников правоохранительных органов".

Интересно, что многие чоповцы вовсе не считают наделение их новыми полномочиям эффективной мерой защиты. Тут сразу несколько факторов - и качество сотрудников, и человеческий фактор, рассуждает генеральный директор крупной охранной компании Алексей Воронов, который считает, что быстрый и детальный досмотр лучше всего проводит техника, а не человек.

"Досматривать можно, но, на мой взгляд, наивысший результат от досмотра – технический. То есть, досматривать идеально может только техника. А потом, все-таки, наши граждане охранников так же серьезно, как милицию, не воспринимают. Это еще одна проблема".

Впрочем, даже если частной охране дадут больше полномочий, по мнению ряда экспертов, это далеко не всегда будет означать, что граждане смогут чувствовать себя в большей безопасности. Вопрос не столько в полномочиях, сколько в качестве исполнения уже существующих обязанностей. Эту тему обсуждали в утреннем эфире "Вестей ФМ" наш коллега Владимир Соловьев и политолог Николай Злобин.

"Известно, что Россия – страна с самым большим количеством полицейских. Количество полицейских в России - в 2,5 раза больше, чем количество полицейских в Америке. Огромное количество!"

"Мало того, еще посмотри - гигантская армия людей, которые называют себя охранниками. Я несколько раз поднимал эту тему, что это - абсолютно де факто непроизводительно. Вот, критическая ситуация, и человек даже не понимает, как себя вести".

"Совершенно верно. Я с тобой согласен, это очень опасная ситуация, когда, с одной стороны, ты чувствуешь, что вот, есть охранник, и да, у кого-то есть ответственность за твою безопасность, а на самом деле никакой ответственности нет, специальных навыков нет, ни у кого ничего нет!"

Проблема, по мнению экспертов, еще и в том, что как раз школы, больницы и детсады охраняют наименее подготовленные чоповцы. Все хорошо обученные кадры уходят на охрану коммерческих объектов. А те, кто стоят или, чаще, сидят у дверей вузов, гимназий и поликлиник скорее относятся к вахтерам, нежели к настоящей охране, замечает зампред Комиссии по безопасности МГД, ветеран спецслужб Сергей Гончаров.

"Первое: выставляются люди из тех частных охранных предприятий, которые заключили договор с этой школой, в основном, высоковозрастные - это раз, даже женщины, это два. Эти люди не способны оказать, будем говорить, физического сопротивления даже ученику".

Еще один нюанс, на который указала трагедия в 263 школе - это доступность оружия для тех, кто не должен с ним соприкасаться: дети, психически нездоровые люди, рецидивисты. Сейчас появились идеи проверять на вменяемость не только владельцев оружия, но и членов их семей, и только тогда выдавать разрешения на хранение или ношение. Но если бы в данном случае отец школьника соблюдал хотя бы действующие правила, их бы хватило для предотвращения беды: хранить оружие в сейфе, в разобранном виде, отдельно от патронов, не допускать к нему никого, кроме себя. А за соблюдением этих правил, в свою очередь, должна следить полиция. Но в реальности все иначе, признает зампред Общественного совета при московском МВД Антон Цветков.

"Сейчас контроль за хранением оружия осуществляет система ОВД и участковый уполномоченный. И, безусловно, они периодически могут прийти и проверить, как у вас, где и в каком виде хранится оружие. Но одно дело, как оно хранится, когда к вам приходят уведомившая вас заранее проверка, и все остальное время - как правило, это совершенно разные вещи".

Контроль не только за родителями, но и за психологическим состоянием школьников - это третий пункт, на который указывают эксперты. Сейчас многие рассказывают, что ученик-убийца был не таким, как все, избегал общения. Если бы школьные психологи обратили на это внимание, это могло бы стать еще одним сдерживающим фактором, уверен депутат МГД Сергей Гончаров.

"Якобы все благополучно, а произошла трагедия! Мы понимаем, что психолог или классный руководитель не увидели то, что происходит. Как у нас говорят: если он учится отлично, чего на него смотреть?! Давайте обращать внимание на неблагополучных и на "двоечников"! А эти и сами, мол, дойдут до учебы".

Важно и то, что все изъяны, которые выявила трагедия в московской школе, выявляются не впервые. С ними уже сталкивались много раз, напоминают эксперты. И почти всегда подобное порождает нечто вроде законодательной паники, когда возникают идеи новых правил, законопроектов, требований и полномочий. Со временем паника спадает - до следующего раза, когда в руках нездорового человека вновь оказывается оружие.