тема: Офшоры
11:02, 26 апреля 2014

Деофшоризация экономики всё ближе

Депутаты Госдумы готовы рассмотреть законопроект, согласно которому все решения иностранных судов, касающихся российских компаний или граждан, будут признаваться неправосудными, если могут быть рассмотрены и в российских судах. Таким образом, планируется очередной шаг на пути деофшоризации экономики, когда тяжбы бизнесменов - а именно в их сторону обращен проект документа - будут разбираться там же, где находятся их производящие активы, то есть в России. С подробностями - экономический обозреватель радио "Вести ФМ" Сергей Артемов.

Российские власти неоднократно заявляли о необходимости защиты налоговой базы страны. Ключевым термином здесь является деофшоризация. Но она невозможна, говорит партнер юридической фирмы Art De Lex Дмитрий Магоня, без того, чтобы правовые моменты экономических споров решались здесь же, в России.

"Когда один из участников спора, считая, что дело будет рассмотрено лучше за рубежом, он моделирует подсудность, и дело оказывается искусственно подсудным суду другого государства. Хотя у этого дела больше связи с Россией: компании в России, договор исполнялся в России... Но находятся основания, по которым дела рассматриваются в судах других государств", - рассказывает Магоня.

Законопроект вносит изменения в действующую практику. Все судебные дела делятся на две категории - одна группа, которая рассматривается исключительно внутри страны, и другая, которую и коснутся правки, комментирует партнер адвокатского бюро КИАП Константин Астафьев.

"Речь идет об иных спорах - тех, которые могут быть рассмотрены как в Российских судах, так и по ряду обстоятельств в иностранных судах. В рамках данного законопроекта хотят укрепить позицию, по которым дела, которые касаются имущества российских экономических субъектов, должны быть рассмотрены в российском суде", - считает Астафьев.

Константин Астафьев приводит пример известного процесса между Романом Абрамовичем и Борисом Березовским.

"Процесс рассматривался в Лондонском суде. Мы понимаем, что речь шла о российских олигархах и российских активах. А поскольку решения суда иностранного признаются у нас, то решение имело силу для экономических субъектов здесь", - объясняет Астафьев.

Формально, любое государство, которое уверенно себя чувствует на мировой арене, старается ставить под свою юрисдикцию практически все дела. Потому шаг законодателей понятен, на первом этапе Россия не должна упускать из юрисдикции хотя бы те дела, что напрямую касаются ее экономических субъектов и граждан, говорит Дмитрий Магоня.

"Если говорится А, то нужно говорить Б. Если те холдинговые компании, которые располагают активами вернутся обратно, то не должно быть возможностей рассматривать споры по поводу активов, которые находятся в России, - по любым основаниям, которые связаны с Россией, нужно заканчивать с оффшорами и защищать юрисдикции российских судов", - полагает Магоня.

Между тем, легко объяснить и время появления законопроекта. Украина не признает вхождение Крыма в состав России, и власти Киева неоднократно заявляли, что будут обращаться в международные суды - и по крымской истории, и по предприятиям, которые работают на полуострове, говорит Константин Астафьев.

"На территории Крыма находится де-факто по нашим законам некий актив - на территории РФ. В то же время ряд иностранных государств не признают Крым в составе России. Существует риск того, что мы получим судебные акты, принятые иностранными судами, которые касаются активов в Крыму. Данный закон направлен на то, чтобы рубить проблему на корню и изначально признавать иностранные судебные акты неправосудными в России", - объясняет Астафьев.

Юристы полагают, что законопроект будет утвержден и принят довольно быстро - ситуация назрела. Однако, замечает Константин Астафьев, существует ряд деликатных обстоятельств, противоречащих духу документа.

"В России есть ряд соглашений международных, где на взаимной основе признаются решения иностранных судов. Есть принцип уважения судебных актов. Если такой закон будет принят, то риски того, что основные положения международного законодательства будут нарушены, существуют", - говорит Астафьев.

Рассмотрение законопроекта будет любопытным, заключают эксперты, хотя бы потому, что депутатам предстоит технично и без потерь обойти многочисленные острые углы действующего российского и международного права.