20:40, 17 июня 2014

Охота на журналистов достигла апогея?

Десятки журналистов были вынуждены покинуть Украину из-за угрозы их жизни. В самом начале карательной операции на юго-востоке нацгвардия ограничивалась задержаниями и депортацией российских репортеров. Сейчас перешли к прямому уничтожению. Сообщения о происшествиях с участием наших коллег с Украины приходят с пугающей частотой. О том, с чем сталкиваются журналисты за время работы в стране - корреспондент "Вестей ФМ" Александра Писарева.

На Украине объявлена охота на неугодных журналистов. Начиналось всё с задержаний - под любыми предлогами и надуманными обвинениями. Репортеров избивали, им грозили расправой. Сейчас всё пошло по нарастающей. От угроз, по-видимому, решили перейти к делу. Представителей российских СМИ хотят просто "выдавить" из страны, уверен гендиректор издательского дома "Ньюс медиа" Арам Габрелянов.

"Нас просто - журналистов, всех нас, российских журналистов - пытаются оттуда выгнать, прогнать, заставить, запугать, как это сделали в Одессе. Пытаются запугать, чтобы журналисты ушли".

Первые отзвуки "шпиономании" украинских спецслужб стали заметны несколько месяцев назад. В ночь на 17 апреля команда Life News снимала стрельбу возле воинской части в Мариуполе. Корреспондента Кристину Бабаеву и оператора Марину Поваляеву задержала украинская милиция. Бабаева получила травмы лица и ног. Правоохранители отказывались устроить ей встречу с адвокатом или консулом. Девушка провела в отделении 18 часов, после чего ее отпустили. Марина Поваляева вышла на свободу только 18 апреля утром.

25 апреля в центре событий - опять съемочная группа Life News. На этот раз - в Донецке. Журналисты собирались взять интервью у активиста Антимайдана. Корреспондента Юлию Шуструю и оператора Олега Пудовкина задержали силовики. Мужчину поставили на колени и угрожали оружием. Репортеров обвинили в распространении предвзятой информации. А в предъявленных бумагах было указано, что их присутствие на Украине "угрожает целостности и безопасности страны". Журналистов отвезли на пограничный путь и буквально выпроводили из страны, запретив въезд на Украину на 3 года.

В тот же день, 25 апреля, сотрудники украинских спецслужб схватили сотрудника "НТВ" Степана Чирича. Его обвинили в незаконной съемке. Единственной уликой стала миниатюрная камера, встроенная в очки. Напрасно мужчина объяснял, что техника предназначалась для съемки в церкви американского экзорциста Боба Ларсена.

9 мая в Мариуполе был тяжело ранен внештатный корреспондент телеканала Russia Today Федор Завалейков. Его прооперировали в госпитале Мариуполя, после чего с большим трудом эвакуировали в Москву.

18 мая под Краматорском представители СБУ буквально захватили еще одну группу журналистов Life News - корреспондента Олега Сидякина и оператора Марата Сайченко. Сидякин успел написать смс в редакцию. После чего связь пропала. Переговоры по освобождению журналистов длились несколько дней, к делу подключился российский МИД. Освободили Сайченко и Сидякина в ночь на 25 мая. Сначала их перевезли из Киева в Грозный, потом - в Москву. Уже в столице журналисты рассказали подробности плена: обращались с ними неоправданно жестоко. Ночь продержали в яме с мешками на головах, если мужчины пытались пошевелиться - в них бросали камни. Периодически уводили на допросы, где пытались выбить признания в том, чего репортеры не делали, и угрожали расстрелом.

Следующий эпизод - 19 мая. Ужгород. В съемную квартиру, где проживала съемочная группа "Вестей", ворвались силовики. Корреспондента Ксению Кибкало и остальных задержали. Журналистов допросили, отобрали съемочную аппаратуру, удалили часть отснятого материала, после чего потребовали покинуть страну под угрозой депортации.

25 мая во время выполнения редакционного задания под Славянском, в селе Андреевка под минометный обстрел попали западные журналисты. Итальянский репортер Андреа Роччелли и его переводчик Андрей Миронов были убиты. Фотографа-француза ранили.

6 июня под Славянском в плен попали сотрудники телеканала "Звезда" Андрей Сушенков и Антон Малышев. Освободили их только через 3 дня. Журналистов спецрейсом Минобороны доставили в Москву. Захватчиков корреспонденты обвинили в рукоприкладстве. Кроме того, как рассказали Сушенков и Малышев, их держали в душном помещении, где температура достигала 50 градусов, и не давали воды.

Спустя неделю, 14 июня, была задержана еще одна группа канала "Звезда". Корреспондента Евгения Давыдова и звукоинженера Никиту Конашенкова силовики взяли, когда те собирались покинуть страну. Спустя 2 дня в результате переговоров журналистам всё же удалось уехать в Москву. Но перед тем, как их отпустили, их заставили сделать заявление, что мужчины не имеют претензий к "Правому сектору", а все травмы корреспонденты получили в пьяной драке в одном из ресторанов Донецка.

По прилету журналисты рассказали, что их держали в подвале, постоянно избивали, отобрали у них все вещи, даже обручальное кольцо. В результате медицинского освидетельствования у них обнаружили многочисленные гематомы. А у Евгения Давыдова диагностировали разрыв барабанной перепонки.

Последняя трагедия под Луганском - весомый повод задуматься о проблеме безопасности журналистов, считает председатель Совета при президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и прав человека Михаил Федотов.

"Мы всё время должны помнить, что проблема безопасности журналистов - это проблема комплексная, и это проблема всего общества. Кроме того, я надеюсь, что мы в конце концов сумеем организовать процесс выдачи журналистам, которые отправляются в горячие точки, специального удостоверения журналиста, находящегося в опасной командировке. Такие удостоверения предусмотрены международными конвенциями".

Но никакое удостоверение не спасет от пули и снаряда. На многих из пострадавших журналистов были жилеты "Пресса". В большинстве военных конфликтов это гарантирует непрекосновенность. Но представителей украинских спецслужб это не останавливает. По некоторым из происшествий с нашими журналистами Следственный комитет России возбудил уголовные дела. В МИД России требуют от Киева провести расследование гибели Игоря Корнелюка. В Москве трагедию назвали очероедным военным преступлением украинских силовиков.