20:04, 20 августа 2014

"Лихорадка неприкасаемости": как распространяется вирус Эбола

В Министерстве здравоохранения Башкирии заявили, что информация о заражении опасной лихорадкой Эбола одного из студентов вуза в Уфе "не совсем правдивая". Жителя Нигерии, который вернулся с летних каникул в Уфу, действительно госпитализировали с подозрением на лихорадку, однако скорее в целях профилактики, отметили в ведомстве. Нигериец будет наблюдаться в больнице 3 недели. Меж тем к началу учебного года в российские вузы из родных стран вернутся сотни африканских студентов. О "лихорадке неприкасаемости" - в материале корреспондента "Вестей ФМ" Татьяны Григорьянц.

Мохаммед Садик - первый госпитализированный в России с подозрением на лихорадку Эбола. Студент недавно вернулся из Нигерии в Уфу, чтобы продолжить учебу в магистратуре. Почувствовал себя плохо, вызвал скорую. Приехавшие медики обнаружили симптомы опасного вируса. Срочная госпитализация. Впрочем, позже появляется опровержение Министерства здравоохранения Башкирии: высокой температуры у госпитализированного нет, чувствует себя хорошо, в больницу положили по распоряжению Роспотребнадзора проверять всех, кто приехал из пораженных вирусом Эбола стран. Учебу Мохаммед начнет лишь спустя три недели карантина. Если вирус, конечно, не даст о себе знать. А если он есть в организме Мохаммеда, за несколько недель непременно проявится, говорит заведующий терапевтическим отделением Московской клинической больницы №1 Сергей Стеблецов.

"Воспаление, которое производит этот вирус, попадая в организм человека, - вещь достаточно страшная, потому что это нарушает транспорт крови в организме плюс вызывает периферичексий геморраж. Все возможные слизистые - кожа, глаза, кишечник - начинают сильно кровоточить. Вместе с кровью выделяется вирус и происходит повторное заражение".

Конец августа - начало сентября самое опасное время для попадания вируса Эбола в Россию: помимо отпускников, с африканских просторов возвращаются многочисленные студенты, получающие образование на территории нашей страны, отмечает главврач городской больницы №71, доктор медицинских наук Александр Мясников.

"К сожалению или к счастью, мир теперь маленький. И больной лихорадкой Эбола вполне может взять и оказаться в любой точке мира. И это основная - опасность для европейца".

По-видимому, большинству студентов-африканцев, прежде чем взяться за учебники, придется сидеть на карантине. Инкубационный период у опасной лихорадки - от двух дней до трех недель. В это время, даже если человек является носителем вируса, для общества никакой опасности он не представляет, подчеркивает Александр Мясников.

"Именно тесный контакт с кожей, особенно если кожа с ранками. Второе - вирус Эбола, пока не появились клинические симптомы, пока вот человек внешне здоров, даже если вирус у него внутри и идет инкубационный период, не заразный, хоть чем вы там с ним занимайтесь... Он становится заразным, только когда появляются клинические симптомы".

Вирус продолжает жить в организме больного даже после его смерти. Причем довольно продолжительное время, рассказывает Александр Мясников. И, по большому счету, сегодня столь значительное количество зараженных в западной части Нила - именно по этой причине. Мертвецов на африканском континенте не сжигают. Родственники проводят специальные погребальные обряды. И если в столицах пораженных вирусом стран родственники умерших готовы идти навстречу, жертвуя традициями, на перифериях с этим сложнее, говорит заведующий лабораторией Института эпидемиологии и микробиологии имени Гамалеи Игорь Тартаковский.

"В столице поспокойнее, проблемы возникают в деревнях. Племена там не дают забирать трупы погибших, хоронят их всей деревней. Вот так идёт распространение".

Именно так заразился супруг 26-тилетней Джатты Лахаи из Сьерра-Леоне. И заразил ее и их двухлетнюю дочь, сообщает газета The New York Times. Три дня она мучилась дома, после чего медработники отвезли ее в центр "Врачи без границ" в Кайлахуне. Женщине с ребенком удалось вылечиться. Однако, пережив смертельную болезнь, Джатта столкнулась с еще одним вирусом - "вирусом неприкосновенности". По возвращении из больницы никто из родных не бросился на радостях обнимать ее, а продавцы в местных магазинах стали принимать от нее деньги, только предварительно надев целлофановые пакеты на руки. Процент выживших после Эбола небольшой, отмечают медработники, но всем им приходится непросто по возвращении домой. В некоторых поселках соседи излечившихся просто убегают в другие деревни. Африканские студенты, возвращающиеся в Россию из родных стран, тоже начинают испытывать на себе, что такое "лихорадка неприкосновенности".