20:13, 19 сентября 2014

Шотландцы проявили английский прагматизм

Большинство шотландцев проголосовали за единство Великобритании. Но степень связи территорий Соединённого Королевства подвергнется серьёзной корректировке. Вероятно, регион получит дополнительные властные и фискальные полномочия. Этот процесс уже получил в местных политических кругах название "деволюции". Эксперты полагают, что новыми правами могут обзавестись и другие исторические области - Уэльс и Северная Ирландия, однако государство и впредь будет единым. С подробностями - корреспондент радио "Вести ФМ" Сергей Артёмов.

За 307 лет действия унии, которая соединяла Англию и её провинции с Шотландией, в последней всегда действовали собственная судебная система и органы местного самоуправления. Кроме того, в последние 15 лет на территории был воссоздан парламент. В исключительном ведении его находятся здравоохранения, образование, транспорт и туризм, а также - сельское хозяйство и экология. Также парламент вправе корректировать подоходный налог для жителей региона в пределах 3 процентов в ту или иную сторону. При этом в самой Шотландии требования независимости только увеличивались в последнее время. Потому решение о референдуме, по сути, было инициировано Лондоном, говорит партнёр юридической фирмы Goltsblat BLP Кайл Дэвис:

"Давайте решайте, хотите быть независимыми или нет. Они думали, что ответом будет громкое "нет" шотландского народа. К их удивлению - мнения разошлись где-то половина на половину, и в центральном правительстве стали бояться отделения, поэтому стали обещать дополнительные функции и права. Хотя сейчас перечень полномочий и поблажек ещё не согласован".

Британское правительство ещё до проведения голосования фактически занималось пересмотром полномочий в пользу исторических провинций. Итоги референдума придадут динамизма этой политике, отмечает старший научный сотрудник ИМЭМО РАН Татьяна Андреева:

"Шотландия получит полную фискальную автономию от центра и будет перечислять деньги только на оборону и внешнюю политику Соединённого Королевства. Спокойнее всего дело обстоит в Уэльсе. Скорее всего, Уэльс будет требовать полномочий для себя меньше других провинций. Но это не значит, что сам центр не будет пытаться передать туда какую-то часть полномочий".

По подсчётам британских финансистов, субсидии, выделяемые Лондоном на исполнение вышеуказанных полномочий шотландских органов власти, превышали налоговые сборы на местах. Вероятно, результат голосования (при всём стремлении шотландцев к независимости) показал их прагматизм и нежелание терять высокий уровень социальных благ, достигаемых в рамках общей страны. При этом Лондон вряд ли ощутимо поступится главными доходами от добычи нефти и газа на шельфе Северного моря, говорит Кайл Дэвис:

"Будут созданы какие-то фонды, и расходы этих фондов будут контролироваться шотландским парламентом. Но на фоне общих налоговых поступлений и денег от нефти и газа это не будут слишком большие суммы. Всё-таки центральное государство будет само распоряжаться этими деньгами, за исключением некоторых процентов, которые пойдут в эти шотландские фонды".

Интересно, что сама Англия сейчас не имеет собственных органов управления - ни законодательного (пусть и ограниченного) парламента, как Шотландия, ни даже совещательных национальных ассамблей, как Уэльс и Северная Ирландия. Тем самым картина отчасти напоминает положение РСФСР в составе Советского Союза. Но сходства между референдумом 1991 года о сохранении СССР и нынешним голосованием в Шотландии нет, говорит Татьяна Андреева:

"Население проголосовало на референдуме за сохранение СССР, а верхушка решила "разойтись по разным квартирам". Здесь, как мне кажется, наоборот - верхушка стремится сохранить страну. Поэтому верхушка будет идти навстречу пожеланиям местной элиты - шотландской, валлийской и североирландской".

Эксперты отмечают, что даже при ускорении передачи полномочий (а вместе с ними - и налоговых поступлений из Лондона в британские регионы) последним ещё не скоро удастся сравняться в статусе со штатами в составе США, которые в Вашингтон отправляют только сборы на общую оборону и внешнюю политику. До этого - ещё несколько десятилетий пути. И новых референдумов о независимости долгое время не будет. Поскольку в британском праве значительный массив норм основан на принципах разумной достаточности, считает профессор кафедры международного права МГИМО Дмитрий Лабин:

"А понятие разумности, конечно, растяжимое. С учётом отношения британцев, стабильности, консервативности правовой системы такой срок не скоро наступит. Данный референдум показал, что у сторонников независимости мало шансов на изменение общественного мнения. Считаю, что прагматизм сработает, и вряд ли вопрос будет поставлен заново в ближайшие годы".

Тем не менее, шотландцам вскоре предстоит вновь решать свою судьбу голосованием - в 2017 году. Вместе с другими жителями Соединённого Королевства им предстоит высказать своё отношение к членству в составе Евросоюза.