18:52, 21 октября 2014

ЧП с бизнес-джетами: во Внукове они - регулярны...

Российская Генпрокуратура начала проверку московского аэропорта Внуково после крушения легкомоторного самолёта Falcon 50. Среди жертв крушения оказался президент французской нефтяной компании Total Кристоф де Маржери. Отмечается, что в ходе начатой проверки, в том числе, будет дана оценка организации работы службы спецтранспорта и диспетчеров аэропорта. Борт, который должен был доставить де Маржери в Париж, относился к частным самолётам, так называемым бизнес-джетам. Что представляет собой этот вид авиаперевозок? Кто в числе его постоянных клиентов? Обеспечивается ли их безопасность каким-то особенным образом? С подробностями - корреспондент радио "Вести ФМ" Татьяна Григорьянц.

Бизнес-джеты, или административные самолёты. Появились на мировом рынке ещё в середине прошлого столетия. Но особую популярность они приобрели в конце 90 - начале 2000 годов. Главное преимущество - скорость. Как правило, оснащены реактивными двигателями и комфортабельными кабинами. Рассчитаны, в среднем, на 6-8 или 15-20 пассажиров. В России основной трафик (больше 60 процентов) приходится на столичные аэропорты: Внуково, Шереметьево, Домодедово и Остафьево. Что неудивительно: именно в Москве сосредоточена основная бизнес-активность. А именно бизнес и является главным заказчиком джетов. Частные чартеры не привязаны к расписанию авиакомпаний и могут летать в различные города напрямую без пересадок. Кроме того, подчёркивают статус заказчика, говорит генеральный директор консалтинговой компании Infomost Борис Рыбак:

"Это шикарные, я бы сказал, "Мерседесы" и "Ягуары" воздушного мира. Как правило, это очень дорогие, качественные и хорошо оснащённые самолеты".

Средняя стоимость бизнес-джетов, эксплуатируемых в России - от 14 до 25 миллионов долларов. Большинство из них приобретенО на вторичном рынке. Почти две трети официально принадлежат иностранным операторам. Хотя зачастую их реальные хозяева - российские бизнесмены, которые предпочитают не афишировать факт владения самолётом. Полеты на них обходятся недёшево, даже если борт взят в аренду, отмечает Борис Рыбак:

"Это зависит от того, кто владеет самолётом. Скажем, перелёт из Москвы в Париж будет стоить от 40 до 90 тысяч евро".

Аналитики прогнозируют, что через 15 лет количество бизнес-джетов на рынке России вырастет в 4 раза. В плане обслуживания на территории аэропортов (московских в том числе) никаких привилегий у таких самолётов нет. Всё - в порядке общей очереди с обычными гражданскими лайнерами, рассказывает Борис Рыбак:

"С точки зрения аэродромного хозяйства никаких особых условий нет. То есть все воздушные суда, находящиеся в зоне аэропорта, обслуживаются диспетчерским пунктом. Они обслуживаются в порядке очереди с самолётами, которые выполняют регулярные рейсы. Единственное - они базируются и паркуются, как правило, у отдельного терминала".

Нет особенных различий и в плане обеспечения безопасности бизнес-полётов. Впрочем, сегодня этот уровень в целом довольно высок. Очевидно, именно поэтому каких-то специальных преференций джетам и не делают, замечает Борис Рыбак:

"Вообще, уровень безопасности полётов очень высок. Если мы говорим о развитых индустриальных странах, происшествия крайне и крайне редки. В России ситуация не очень хорошая в этом смысле. Начиная с 2011 года - прямо чёрная полоса какая-то".

По странной случайности эта чёрная полоса задела и аэропорт Внуково. Статистика ЧП с бизнес-джетами там пополняется ежегодно. В феврале 2011 года частный борт, следовавший по маршруту Варшава - Москва, при посадке не выпустил передние опоры шасси. К счастью, в самолёте в этот момент находился только экипаж, никто не пострадал. 14 мая того же года самолёт "Як-42" авиакомпании "Газпром авиа", выполнявший рейс из Геленджика в Москву, выкатился за пределы взлётно-посадочной полосы. А в середине февраля этого года экипаж самолёта авиакомпании "Сириус-Аэро" обнаружил проблемы в работе правой стойки шасси, которая оказалась не полностью выпущенной. Пилоты приняли решение об аварийной посадке во Внукове. Тогда тоже обошлось без жертв.