13:39, 22 октября 2014

У Falcon не было шанса? Новые подробности трагедии во Внукове

В крови водителя снегоуборщика, который стал причиной авиакатастрофы, нашли алкоголь. Источники, близкие к следствию, заявляют о 0,6 промилле. Адвокат Владимира Мартыненко утверждает, что мужчина употреблял сердечные капли. По другим сведениям, он мог выпить кофе с ликером. Сам водитель так и не смог толком объяснить, почему он оказался на пути взлетающего бизнес-джетаИз обрывочных комментариев следует, что он отстал от колонны других снегоуборщиков и заблудился, в результате оказавшись на пересечении двух взлетных полос. Новые детали расследования - в материале обозревателя "Вестей ФМ" Николая Осипова.

0,6 промилле. Такой уровень алкоголя в крови сейчас называют по результатам анализов, взятых у водителя снегоуборщика. Изначально его адвокат Александр Карабанов заявлял, что Владимир Мартыненко вовсе не пьет. Об это же говорили его родственники. Была информация, что мужчина был в таком шоке после авиакатастрофы, что спасатели и полиция приняли его за пьяного. Но когда факт присутствия алкоголя зафиксировали документально, последовали другие объяснения - якобы мужчина принимал сердечные лекарства, либо выпил кофе с ликером. Судя по небольшому уровню промилле, это действительно может быть так. С вопросом, что такое 0,6 промилле в реальном выражении, мы обратились к руководителю федерации автовладельцев России Сергею Канаеву.

"Здесь вопрос может идти о 100 г спиртного сорокоградусного, либо о глубоком похмелье, что соответствует примерно 500 г алкоголя за 6-12 часов, каждый организм - по-разному. Но это - только исходя из статистических данных, мы не может утверждать, что так оно и было".

По другой информации, которая попала в СМИ, дело могло обстоять еще хуже. Якобы водитель носил на работу коньяк в термосе, выдавая его за чай. Но не пил спиртное до медосвидетельствования - только во время работы, чтобы согреться. Более того, появились данные, что фигурант сам признался в распитии с другими сотрудниками наземных служб. Вдобавок стоит напомнить: ночь катастрофы следовала за Днем диспетчера и смотром снегоуборочной техники, который проводили в аэропорту. Так что формальный повод был. Впрочем, потом его адвокат опроверг информацию о подобных признаниях со стороны Мартыненко. Однако независимо от количества спиртного и того, в каком виде и каких дозах он его принимал, возникает ряд вопросов: кто допустил пронос алкоголя на работу? Если же водитель пил лекарства, то почему на смену выпустили сотрудника в таком состоянии?

В любом случае, сам факт присутствия алкоголя говорит о том, что было допущено нарушение, убеждены специалисты. Не приходится говорить и о том, что измерения при взятии анализов вышли с какой-то погрешностью. И уже исходя из этого, следствию, видимо, придется делать определенные выводы. Сам Владимир Мартыненко объяснил, что отстал от колонны снегоуборщиков и каким-то непонятным для него образом очутился на пересечении взлетных полос. Никакого шума взлетающего самолета он не слышал и предотвратить катастрофу не мог. При этом эксперты отмечают, что если работник плохо себя чувствовал, его не должны были выпустить на смену, а когда он отстал, об этом должен был знать диспетчер. В какой-то момент система управления наземными службами дала сбой. И в этом смысле адвокат Мартыненко Александр Карабанов прав, когда говорит о том, что водитель не мог остаться посередине взлетной полосы без чьего-либо ведома.

"Техника может выехать на полосу только по указанию диспетчера, и сама процедура уборки проходит под контролем машины спецтранспорта, которая показывает направление движения и корректирует всю работу".

В СМИ также попали предположения, как снегоуборщик мог выехать на рабочую взлетно-посадочную полосу. По некоторым данным, группа машин проводила уборку на пустой полосе, но движение было разрешено только до пересечения с той полосой, по которой взлетал "Фалькон". В момент старта одна из машин по каким-то причинам не стала разворачиваться и поехала дальше - наперерез бизнес-джету.

Меж тем западные эксперты констатируют, что ситуация, в которую попали пилоты "Фалькона" и их пассажир, не оставила никаких шансов, признал эксперт авиационной безопасности Крис Йейтс.

"В такой ситуации не спас бы ни один самолет - ни маленький, ни большой, это просто трагическое стечение обстоятельств".

Группа французских специалистов примет участие в расшифровке бортовых самописцев. Следствие изначально показало готовность к сотрудничеству и обмену всеми фактами, которые удастся добыть. Эксперт авиационной безопасности Джон Кокс считает главным вопросом, почему все-таки снегоуборщик оказался на пути "Фалькона".

"В плане безопасности "Фалькон-50" отвечает таким же строгим требованиям, как и обычные пассажирские самолеты. У диспетчеров есть четкие правила, позволяющие гарантировать отсутствие на полосе посторонней техники. И расследование, которое будет проводиться, будет направлено на то, чтобы выяснить, как так могло получиться, что на одной полосе оказались самолет и снегоуборочная машина".

Возглавил расследование этой авиакатастрофы следователь с большим опытом работы. По данным СМИ, это - Михаил Гуревич, которые в свое время вел дело о крушении польского самолета под Смоленском, когда погибла большая часть высшего руководства Польши. Тогда специалисты буквально посекундно восстановили все события и с детальной точностью объяснили, как и почему произошла трагедия.