18:57, 15 января 2015

Допрос с пристрастием: подробности суда по делу "Оборонсервиса"

Бывший министр обороны Анатолий Сердюков на заседании суда по делу "Оборонсервиса" выступил в защиту своей бывшей подчиненной Евгении Васильевой. Он рассказал о том, как познакомился с главной фигуранткой дела, и охарактеризовал ее как грамотного специалиста, которая приносила пользу Минобороны. Сегодня в Пресненском суде состоялся долгожданный допрос главного свидетеля по делу. Свои вопросы экс-министру задала и Евгения Васильева. За ходом заседания следила корреспондент "Вестей ФМ" Татьяна Григорьянц.

Интрига - явится ли Анатолий Сердюков на заседание - сохранялась до последнего момента. Но когда перед началом процесса здание суда по периметру оцепили люди в штатском с рациями, стало ясно: допрос состоится. Экс-министр приехал с опозданием. В строгом костюме быстро прошел в зал и сразу занял свое место.

Первыми вопросы стали задавать обвинители. Поначалу - протокольные. Кем работал Сердюков? Что входило в его обязанности? В каком году познакомился с Васильевой?

Свидетель, откашливаясь, отвечал, что познакомился с Евгенией в 2009-м на совещании, где та делала доклад. Доклад ему понравился, они поговорили, потом еще раз встретились.

"Почему именно обвиняемая была выбрана на должность директора Департамента имущественных отношений?" - интересовался прокурор. "Потому что было много юридической работы, нужен был человек с хорошими организационными способностями", - отвечал Сердюков.

Экс-министр подробно рассказывал о закупках, приватизации предприятий, называя конкретные даты и цифры, никуда не подсматривая. Часто добавлял, что все продажи предприятий Министерства делались не просто так, а чтобы избавить государство от лишних расходов.

"Зачем министерству птицефабрики и дворы, когда на рынке все стоит дешевле?" - повышая голос, возмущался Сердюков. Он заявил, что ни одного письма - ни от правоохранительных органов, ни от кого-то еще, что продажи были с нарушением - не было. И считает, что все сделки были выполнены в полном объеме в соответствии с законодательством.

Васильевой доверял, иначе она бы не была руководителем, пояснил он. Бывшая подчиненная все это время на него практически не смотрела, делая какие-то записи на листах бумаги. А когда пришел черед стороны защиты задавать вопросы, начала спрашивать первой.

"Я вас обманывала?" - прозвучал первый вопрос. "Нет, исключено", - коротко ответил экс-министр. "Была ли окупаемость обязательной для продажи активов, общались ли вы лично с оценщиками?" - продолжала сыпать Васильева. - "Посещали ли объекты?"

"Объекты посещал, окупаемость должна была быть, с оценщиками лично общаться было незачем", - охотно отвечал экс-министр.

Список вопросов к Сердюкову кончился лишь спустя 30 минут. Каждый раз, обращаясь к бывшему начальнику, она начинала со слов: "Скажите, пожалуйста".

"Скажите, пожалуйста, меня обвиняют в похищении трех миллиардов рублей, но не могут сказать, где они находятся. Вы что-нибудь можете сказать по этому поводу?" "Что сказать?" - ухмыльнулся Сердюков. - "Сказать, где деньги?"

Зал рассмеялся, а когда затих, экс-министр уже серьезно заявил, что никакого ущерба государству не было, а "был бы в разы больше, если бы работа не была проведена".

Васильева просила свидетеля прокомментировать информацию СМИ о том, что в ходе обыска у нее были найдены картины Шишкина и Левитана, которые она якобы взяла в запасниках у Минобороны. Этот вопрос попытались снять, как не относящийся к делу. Но Васильева настояла на том, что такая информация специально распространяется для оказания давления на суд.

Сердюков ответил. Сказал, что картины из Минобороны не пропало ни одной, что за месяц до его увольнения проводилась прокурорская проверка.

К концу допроса было видно, что свидетель изрядно устал - все время протирал лоб носовым платком. Спустя 5 часов после начала процесса вышел из зала. Быстро спустился вниз в сопровождении охраны, не разговаривая с журналистами. А заседание продолжилось в обычном режиме.