11:59, 12 апреля 2015

Борис Кровицкий: "Дорогая мама, давно не писал тебе, не имея для этого никакой возможности…"

Борис Григорьевич Кровицкий, 1922 года рождения. Родители арестованы как "враги народа" в 1937 году: отец, Григорий Аркадьевич, расстрелян; мать, Аполлония Антоновна, сослана в лагерь. В 1956 году реабилитированы. Со своим младшим братом Юрием были определены в Саратовский детский дом. После школы Борис в 1940 году поступил в Ленинградский институт инженеров водного транспорта. После первого семестра вернулся в Саратов, стал работать в детском доме. 2 июля 1941 года направлен на фронт. В боях под Смоленском был ранен в голову. В январе 1943 года назначен заместителем командира батареи по политчасти. В августе 1944 года получил назначение на должность командира взвода управления 5-й батареи 530-го армейского истребительного противотанкового полка, действовавшего в составе 28-й армии. Награжден орденом Красной Звезды, а также орденом Отечественной войны I степени посмертно. Его брат Юрий Григорьевич в 1943 году окончил Первое Ленинградское артиллерийское училище. В составе 916-го артиллерийского полка 348-й стрелковой дивизии прошел путь от Днепра до Эльбы. Был ранен. За участие в боях награжден двумя орденами Отечественной войны II степени и орденом Красной Звезды.

О боевых подвигах Бориса свидетельствуют наградные листы. В одном из них отмечалось: "В боях при прорыве глубоко эшелонированной долговременной обороны немцев в районе станции Тракенен... с 13 по 18.01.45 г. под сильным артиллерийско-минометным огнем противника, рискуя жизнью, умело руководил артиллерийским огнем своего взвода, благодаря чему уничтожено: 3 пулемета, один наблюдательный пункт, 2 блиндажа. В ночь на 19.01.45 г. один из первых прибыл в район передовых линий немецкой обороны, быстро развернул взвод и открыл ураганный огонь по перешедшей в контратаку немецкой пехоте, в результате чего противник оставил на поле боя до 20 солдат и офицеров..."

Письмо от 22 апреля 1945 года (орфография и пунктуация автора сохранены).

Здравствуй, моя дорогая мама! Пока не писал тебе лишь пару дней, я успел очень много посмотреть и многому порадоваться. Пишу тебе письмо из глубины Германии, давно прошли Шпре, Берлин остался почти сзади на севере, идем вперед, и сердце радуется...
Я просто не знаю, как и описать тебе сегодняшнюю жизнь, встречи, да и все, чем мы сейчас живем. Вчера в г. Колау случилось поговорить с англичанами из Лондона, скоро придется встретиться с английскими солдатами. Шутили с французскими военнопленными - французы живые и очень веселые парни. А на дороге вчера вечером (дорога была забита машинами, войсками, и движется все это вперед то шагом, то с быстротой звука) у костра провели полчаса в чудесной компании - наши солдаты, французы, греки, поляки, американцы и еще черт знает какие люди и из каких стран,- разговаривали о войне. И что
это был за разговор - из одних "гут", "олрайт", "бонжур" и столиц всех европейских стран. Русский человек в такой обстановке великолепен - танкист любовно хлопает по броне танков, американцы пожимают ему руки, греки щелкают языком, французы палец вверх и "О!", а усач-солдат наш на повозке подергивает вожжами и - как он доволен!
Я не знаю, интересно ли тебе все это, но меня, честное слово, увлекает и радует. Извини меня, мама, что сегодня немного - опять идем вперед. Будь спокойна. Крепко целую тебя, моя мама, твой сын Боря.

Это было последнее письмо от Бориса. В июне 1945 года семье Бориса пришло печатльное извещение: "Ваш сын, а наш дорогой и незабываемый товарищ Кровицкий Борис Григорьевич 30 апреля 1945 года в одном из ожесточенных боев за Родину погиб смертью храбрых, похоронен с воинскими почестями в центре населенного пункта Гросс-Махнов в Германии."

 В боях 29 и 30 апреля 1945 года он, "находясь в первой батарее, которая полностью была окружена противником, проявил исключительную храбрость и мужество. Командуя взводом, отбил 8 яростных атак, при этом уничтожил: самоходное орудие «эрликон», 2 бронетранспортера и до 100 солдат и офицеров противника. Когда противник попытался захватить орудие, т. Кровицкий поднял бойцов и в рукопашной схватке отбил натиск врага. Здесь т. Кровицкий был ранен. Превозмогая боль, он с автоматом в руках продолжает вести бой, не давая врагу подойти с тыла. Лично уничтожил 18 солдат противника, а затем с гранатами в руках ринулся на наседавших гитлеровцев, при этом уничтожил 6 солдат и сам погиб смертью храбрых...".

Письма Бориса.

 

Письма Юрия.

Благодарим Юрия Кровицкого за присланные материалы.