16:33, 20 октября 2015

Расстрельная должность: за что убили замглавы Красногорска

Следственный комитет сможет рассказать о мотивах красногорского убийцы лишь после его задержания. Об этом заявляют представители ведомства. Неофициально уже высказаны предположения, что причиной конфликта между бизнесменом Амираном Георгадзе и заместителем мэра Юрием Караулов мог стать имущественный спор. Действия чиновника могли помешать бизнесу. При этом люди, которые лично знали убитого и подозреваемого, утверждают, что между ними были не только деловые, но и дружеские отношения. Корреспондент "Вестей FM" Николай Осипов пытался понять, что связывало и что рассорило двух влиятельных людей Красногорска.

Оба - местные, проработали в одном районе много лет. Каждый строил свою карьеру. Георгадзе начинал официантом в буфете, торговал водкой, пивом - это было еще в начале 90-х. Потом как-то наладил связи, сдавал в аренду помещения, говорят, что при поддержке местных чиновников. Возможно, тогда уже начали выстраиваться взаимоотношения между ними. Юрий Караулов - человек старой закалки, застал еще партийную работу, был секретарем партбюро на Митинском заводе, в середине 90-х пошел в муниципальную власть. Люди, знавшие их, говорили о дружбе, по крайней мере между ними были очень теплые деловые отношения, рассказывает глава Серпуховского района Александр Шестун:

"Он занимался активно бизнесом, со всеми дружил, очевидно, много лет, потому что это было видно по их взаимоотношениям. Он знал других глав, министров. Соответственно, такой был человек, достаточно "вхожий", на мой поверхностный взгляд".

Сейчас говорят, что эта дружба между чиновником и бизнесменом, наверное, была небескорыстной. Госслужащему, даже невысокого ранга, приходится дружить с разными людьми. Юрий Караулов, к примеру, в свое время общался с прокурорскими работниками. В итоге стал фигурантом уголовного скандала, когда вскрылись махинации с землей (а Караулов решал именно земельные вопросы). Было много арестов, но большинство подозреваемых потом освободили. С Караулова обвинения сняли. Один из основных фигурантов, прокурор Александр Игнатенко, бежал в Польшу, потому был экстрадирован, просидел некоторое время в СИЗО, а когда дело развалилось, вышел на свободу. Тоже считался другом красногорского чиновника, вспоминает Александр Шестун, который тогда выступал одним из разоблачителей коррупционных схем:

"Он дружил с Игнатенко. Мало того, предоставил земельный участок в дачном кооперативе "Силанс" за копейки в аренду. То есть он дружил с Игнатенко, это было очевидно, они, собственно, этого и не отрицали. Я как раз был его противником, соответственно, я был одним из заявителей по так называемому "игорному делу" и другим прокурорским посадкам. Был, так сказать, на острие. Но с другой стороны - против прокуроров. Он был, наоборот, со стороны Игнатенко и дружил с ним".

Насчет влияния Юрия Караулова сейчас многие высказывают сомнения. Вспоминают о "правиле двух ключей", когда отдельно взятый чиновник не может решить земельный вопрос без подписи чиновника из другого ведомства. Тем не менее, в скандале с выделением красногорских земель кооперативу "Силанс", за которым стояли местные силовики, решение Караулова считали ключевым. Не исключено, что и в бизнесе Георгадзе, который вел крупные строительные проекты, от подписи или связей Караулова многое зависело. Но в кризис какие-то проекты пришлось закрывать, влияния и связей уже не хватало. Георгадзе не хотел терять деньги, а по дружбе решать вопросы уже не получалось, рассуждает Александр Шестун:

"Все девелоперы в тяжелой ситуации. А такие компании, более мелкие, как у Амирана, они, конечно, ещё в более тяжелую ситуацию попали. И, соответственно, я думаю, что ещё какие-то внутренние конфликты наверняка были, привели к тому, что человек сорвался и поступи так жестоко, что я никогда не мог бы предположить".

По некоторым данным, убийство бизнес-партнера Георгадзе Тристана Закаидзе было совершено из-за долга в 400 тысяч долларов. Сумма большая, но не запредельная для Красногорского района, где элитное жилье стоит немалых денег и даже пустая земля представляет из себя большой капитал. Сейчас в прессе всплывают фрагменты неофициальных бесед Юрия Караулова, который знакомым журналистам признавался, что ни при каких обстоятельствах не расскажет ничего о больших земельных сделках - слишком опасно. В таком свете чиновник выглядит как заложник своей должности, вынужденный "дружить" с теми, кому он нужен, но только до тех пор, пока эта дружба приносит прибыль. В случае с красногорскими убийствами, вероятно, прибыль стала исчезать. Возможно, чиновник просто не мог больше соблюдать какие-то старые обязательства. И это пошло вразрез с бизнес-интересами Георгадзе или, судя по действиям коммерсанта, вовсе грозило уничтожить его компании. Одна из них уже была признана банкротом. Из-за этого противостояния чиновников и коммерческих элит в разное время произошло немало убийств. К примеру, в 2011 убили мэра Сергиева Посада Евгения Душко, по одной из версий, из-за несговорчивости с бизнесменами на рынке ЖКХ. Впрочем, потом о мотивах умалчивали, сообщали только, что задержанный киллер просто хотел прославиться, застрелив чиновника. В 2009 году расстреляли мэра подмосковного города Тучкова Виталия Устименко из-за земельного участка, который тот отказался выдать местному жителю якобы за ранее оказанные услуги. В 2006 на улице застрелили мэра подмосковного Дзержинского Виктора Доркина. Киллеров поймали и осудили, заказчик скрылся. Следствие утверждало, что чиновника устранили за отказ принимать в эксплуатацию построенный дом.

Муниципальные посты, где даже на невысоком районном уровне представитель власти принимает решения по недвижимости, земле, госзаказам, часто называют расстрельными, подразумевая большую ответственность чиновника. Все эти истории, включаю красногорскую, показывают, что должности могут быть расстрельными в буквальном смысле.