14:33, 09 сентября 2016

"На млечном пути": балканский магический реализм Кустурицы

В Венеции сегодня состоятся последние показы фильмов-конкурсантов 73-го международного кинофестиваля. Одной из громких премьер станет новый фильм Эмира Кустурицы "На млечном пути", в котором главные роли сыграли сам режиссер и Моника Белуччи. Почему стоит обратить внимание на эту картину и кто может получить "Золотого льва", размышляет кинообозреватель "Вестей FM" Антон Долин.

8 лет Эмир Кустурица не снимал игровое кино, а его предыдущий опыт на этом поприще, фильм "Завет", был принят, мягко говоря, не восторженно. С новой же картиной "На млечном пути" и вовсе случился конфуз. Говорят, она была готова еще полгода назад, но Каннский фестиваль, когда-то наградивший Кустурицу аж двумя "Золотыми пальмовыми ветвями" (редкая честь!), отказался от фильма, и Кустурица сгоряча сказал, что случилось это по политическим причинам. Правда, потом от своих слов отказался, а картину благополучно взяли в Венецию. И каждый, кто ее видел, теперь может с полным правом заявить, что никакой политической повестки там нет. Ну, разве что главными негодяями выставлены не участники бесконечной гражданской войны всех со всеми на Балканах, которой традиционно посвящен сюжет фильма Кустурицы, а миротворцы, здесь показанные убийцами мирного населения и стервятниками.

Но вообще, "На млечном пути" - история любви, которую разыгрывают сам Кустурица, опытный актер и в 61 еще мужчина хоть куда, и Моника Белуччи, очень недурно овладевшая сербским языком: впрочем, песни она тут поет все-таки по-итальянски. Песен, а также музыки, а также танцев - от вальса и польки до народных плясок - здесь очень много, чтобы искупить обескураживающую примитивность интриги: герой, молочник и музыкант, влюбляется в предназначенную другому героиню, доярку и иммигрантку, а потом они вместе полфильма убегают от врагов, которые их преследуют и хотят убить.

Балканский магический реализм выражен здесь прежде всего работой режиссера с животными. Это вообще лучшее, что есть в фильме. У героя есть ручной сокол и подруга-змея, которую он поит молоком, любимый осел и друг-медведь, которого кормит апельсинами. Но кроме того, активное участие в развитие действия принимают гуси и коровы, собаки и кошки, бараны и козы, бабочки и божьи коровки. И ясно, что они Кустурице сегодня гораздо ближе и интереснее людей. Оценят его за такой странный животноводческий идеализм в Венеции или нет - предсказать трудно.

Вообще, фестиваль выдался в этом году настолько разнообразным, а конкурс - настолько причудливым, что невозможно сделать вменяемый прогноз, к тому же и глава жюри Сэм Мендес - прекрасный режиссер, но темная лошадка с точки зрения вкусов и взглядов. Пока из американских фильмов, к которым здесь, в Европе, часто относятся скептически, наибольшие симпатии публики вызвали мюзикл Дэмиена Шазелла "Ла ла лэнд" и триллер Тома Форда "Ночные животные", ну и интеллектуальная научная фантастика "Прибытие". Европейское кино запомнилось двумя черно-белыми фильмами о двух мировых войнах - "Франц" Франсуа Озона и "Рай" Андрея Кончаловского. А самое экзотическое событие фестиваля - бесспорно, почти четырехчасовая драма филиппинца Лав Диаза "Женщина, которая ушла", поставленная по мотивам новеллы Льва Толстого. Решение жюри будет объявлено вечером в субботу.