Последние экономические новости "Вести ФМ" обсудили с доцентом кафедры финансовых рынков и финансового инжиниринга РАНХиГС Сергеем Хестановым

Ведущий - Павел Анисимов.

АНИСИМОВ: Сергей Александрович, вопрос к вам: если бы у вас были лишние 30 тысяч, вы бы пошли и купили бы народные облигации? Либо вы считаете, как профессионал, есть более интересные предложения?

ХЕСТАНОВ: Нет, не пошел бы и не купил.

АНИСИМОВ: Это как профессионал либо как простой человек?

ХЕСТАНОВ: Как профессионал. Да простит меня Минфин, но я бы, особенно в нынешних условиях, я бы все-таки, наверное, посмотрел в сторону валютного депозита. Несмотря на маленькую ставку…

АНИСИМОВ: Она совсем там копейки.

ХЕСТАНОВ: Не в этом дело. Дело в том, что сейчас относительно тех цен на нефть, которые есть, наш рубль выглядит заметно переоцененным. Причем это не только мое мнение, я сошлюсь на авторитет министра экономики, он тоже думает примерно так. На прошлой неделе был презентован официальный прогноз Минэкономразвития, и там заложен доллар в диапазоне 64-68 рублей за доллар до конца года.

АНИСИМОВ: Много выше.

ХЕСТАНОВ: Да, намного выше, чем текущее значение. Но тут уже не как гражданин, скорее, а как человек, профессионально анализирующий рынки, все-таки для нынешних цен на нефть, вот даже для относительно высоких сегодняшних, рубль все-таки выглядит излишне крепким. А как показывает опыт, очень часто… Экономика – не точная наука. Я не могу сказать - всегда, но очень часто в таких ситуациях все-таки рубль ослабевает. Поэтому до тех пор пока такой перегрев рубля чувствуется, я бы все равно посмотрел на валютный вклад, может быть, даже на тот, с которого можно частично снимать остаток, если ситуация изменится, чтобы обратно операцию сделать. Но все-таки народные ОФЗ меня не привлекают. Более того, если выбирать между народными ОФЗ и обыкновенными, просто облигациями - в конце концов, они тоже уже существуют не первое десятилетие, то я бы посмотрел в сторону обыкновенных.

АНИСИМОВ: Странный вопрос, не совсем понял его: "Брали в 90-е облигации, купоны их нигде не погашают, так будет и сейчас".

ХЕСТАНОВ: Ничего не могу сказать по поводу облигаций 90-х годов, потому что я в те годы немножко имел дело с облигациями, но коммерческими и, как правило, достаточно краткосрочными, обычно со сроком 3 месяца. Вот они прекрасно обращались, прекрасно ими торговали многие банки, поэтому мне трудно так заочно попытаться угадать, что имеет в виду гражданин. Может быть, он имеет в виду еще советские облигации, но тут уже претензии, скорее…

АНИСИМОВ: Про советские облигации тоже Александр присоединяется к вам, к пессимистам, Сергей Александрович; говорит, что "государство еще не рассчиталось по займу 1982 года, а вы хотите новые…".

ХЕСТАНОВ: Уж если пошел такой разговор, то я могу вспомнить займ 1947 года, от которого вот такой толщины пачки у меня от бабушки с дедушкой остались. У меня просто бабушка с дедушкой работали в нефтегазовой отрасли, довольно много получали по тем временам, а в те годы подписка на государственные облигации была добровольно-принудительной, то есть прям вот хочешь не хочешь, а должен был подписаться. И вот прям такие вот стопки, там много этих бумажек осталось. Увы, но при крахе страны, конечно, надеяться, что облигации выживут, наивно.

Полнеостью слушайте в аудиоверсии.