12:00, 27 мая 2017

"Чудо-печка". Как буржуйка появилась в России

Столетию революции посвящается. Как менялась Россия, когда уже перестала быть царской, но еще не выросла в Страну Советов? Переворот в быту изучаем с Татьяной Григорьянц на "Вестях ФМ".

Зима 1917-го выдалась холодной. У людей и в деревнях, и в больших городах было две проблемы: как согреть свои жилища и как прокормиться. Вторая при этом напрямую зависела от первой, ибо приготовить что-либо можно было только при наличии печки. И печки были почти в каждом доме - большие русские или изразцовые камины с затейливой кладкой. Только вот топить было нечем. Жители деревень еще как-то могли решить этот вопрос. А вот горожанам нужно было что-то срочно придумывать. И они придумали буржуйку! Вернее сказать, появилось это изобретение еще задолго до революции и не в России. Но широкое распространение в нашей стране оно получило именно в революционные годы.

Еще бы! Буржуйка не занимала много места. Просто устанавливалась, потому как стояла на ножках и не требовала никакой кладки фундамента. Установка дымохода также не представляла особого труда, тем более что расположить его можно было и вертикально, и горизонтально. И новый рабочий класс, и вчерашние аристократы - все старались найти и купить чудо-печку - так ее тогда называли. Хотя купить ее было непросто. Но если находили, готовы были отдать любые деньги и фамильные ценности. Ведь топить, по слухам, ее можно было просто газетой! Помните, у Пастернака, как только доктор Живаго вернулся с фронта, тесть сразу озадачил его раздобыть буржуйку: "Говорят, эту печку сконструировал выпускник Гейдельбергского университета. Цельнометаллическая, сварная, с потрясающей теплоотдачей. Продается в одном-единственном месте - то ли на Смоленском, то ли на Даниловском рынке. Говорят, одной-единственной газеты достаточно, чтобы приготовить завтрак!"

Газеты было, конечно, недостаточно. И слухи о суперэкономномии буржуйки, конечно, были сильно преувеличены. Дров она требовала немало. При этом, если ее переставали топить, быстро остывала. Есть версия, что именно потому ее и прозвали "буржуйкой" - мол, много ест, да мало дает. Впрочем, по другой версии, свое название печка получила из-за своей "пузатости" и схожести с толстой женщиной. Но, несмотря на свою "прожорливость", буржуйке, конечно, нужно было в разы меньше дров, чем обычной печке. Приготовить завтрак можно было из одной ножки небольшого кресла. Собственно, мебель, картины - это и шло поначалу в горнило буржуек. После в ход пошли городские лавки, заборы… Как только смеркалось, горожане выходили на охоту за дровами. Нередки были случаи, когда из-за остатка какого-нибудь неразобранного забора могла случиться драка. Или в больницы привозили людей с черепно-мозговыми травмами, которых ограбили средь бела дня, отобрав санки с поленьями.

Вот на такие жертвы шли для того, чтобы буржуйка в доме не гасла. Печку холили, лелеяли. И совершенствовали. Например, приваривали духовой шкаф. Тогда можно было уже не только сварить суп или вскипятить воду, но и испечь пироги или лепешки, если удастся раздобыть муки. А аристократы в стремлении облагородить неказистую наружность тех самых первых железных печей обкладывали их содранными с камина изразцами. Наслаждались, что называется, остатками былой роскоши.