тема: ЖКХ
09:32, 15 марта 2018

“Волшебный раствор” для очистки воды: о скандале с препаратом "Бингсти"

Кристально чистая вода или чистейшей воды надувательство? Российским коммунальным предприятиям по очистке стоков рекомендовано использовать в работе препарат "Бингсти", созданный одной из частных компаний Ростова-на-Дону. Инструкция гласит, что "Бингсти" уничтожает яйца гельминтов и таким образом дезинфицирует воду с эффективностью до 99,9%. Однако в академической комиссии по борьбе с лженаукой утверждают, что "Бингсти" – гомеопатический, если так можно выразиться, раствор проростков картофеля в дистиллированной воде, который обходится водоканалам по 4 500 рублей за литр. С подробностями – обозреватель "Вестей FM" Сергей Артемов.

О мощной очистительной силе препарата "Бингсти" поведали коллеги из издания "КП". Якобы он избавляет сточные воды от заражения гельминтами. И нужно его вроде немного – 1 литр на 6000 кубометров стоков. Но водоканалы российских городов не спешат его приобретать. Почему – рассказал главный инженер водоканала города Новокузнецка Николай Шахрай.

ШАХРАЙ: Когда к нам обратились поставщики данного препарата, мы попросили рассказать нам или снабдить какой-то документацией – как он работает. Почему мы засомневались и решили отстаивать свою точку зрения в суде? Как нам объяснили производители этого препарата, он не убивает жизнеспособные яйца гельминтов, а делает их неспособными к дальнейшему развитию, то есть не позволяет размножаться им дальше. И вот представьте: как вы можете проверить эффективность препарата, если у вас, грубо говоря, на входе есть гельминты и на выходе есть гельминты? Мы усомнились, проводили опыты. Обратились в РАН, обратились во многие организации, чтобы подтвердить или опровергнуть наши опасения. Но они их подтвердили.

"Отстаивать свою точку зрения в суде" – занятная формулировка от руководителя предприятия. Ведь если понятно, что препарат этот – пустышка, не хочешь – не бери, и работай дальше. При чем тут суд? Николай Шахрай поясняет.

ШАХРАЙ: Нас – водоканал города Новокузнецка – обвинили в том, что мы не выполняем требования СанПиНа, в которых четко прописано, что мы должны проводить дезинвазию сточных вод и осадка. В суде мы доказали свою правоту – что у нас нет необходимости проводить дезинвазию сточных вод, поэтому данный препарат у нас не применяется.

Стоит это средство 4 500 рублей за 1 литр. Население Новокузнецка – 550 000 человек. Усредненная норма сточных вод в день на человека – 200 литров. Значит в день весь город сбрасывает 110 000 кубометров грязной воды – это не считая промышленных предприятий. И ежедневно на тот же Новокузнецк требуется 18 литров "волшебного раствора". За 81 000 рублей в день. Или 4 рубля 40 копеек ежемесячно – в коммунальных платежах каждого горожанина, от младенцев до стариков.

Так кто же таскал в суды водоканал и Новокузнецка, и многих других городов? Некая общественная организация под названием "Здоровье нации и эколого-паразитологическая безопасность", зарегистрированная в том же городе, где и производитель "Бингсти" – в Ростове-на-Дону. С ее руководителем, генералом в отставке Виктором Сеченых, мы тоже побеседовали.

КОРР.: А что у вас за такая экологическая активность по защите этого препарата?

СЕЧЕНЫХ: Никакого отношения, "Бингсти" мы не пропагандируем. Поэтому если хотите встретиться, давайте встречаться и говорить на эту тему. Но – не по телефону.

КОРР.: Странная история. Я позвонил в несколько водоканалов: у них у всех – суды с вашей организацией. Я спрашиваю: "А почему у вас суды, ребята?". Они говорят, что ваша организация приходит, представители ее – не вы конкретно, понятное дело. В других городах – Новокузнецке, Улан-Удэ, Томск, Кемерове, Иркутске.

СЕЧЕНЫХ: Они, наверное, говорят о выполнении СанПиНа, в котором показаны 5 положений, которые должны выполнять все субъекты и организации, занимающиеся этой проблемой. Они не говорят, наверное, о препарате. Это пусть коммерсанты занимаются, а мы – общественная организация.

В общем, коммерсанты продают, а если их товар покупать не желают, общественная организация с иском в суд – тут как тут. На самом деле в санитарных нормах и правилах для стоков прямо сказано следующее: "Дезинвазия осадков сточных вод на водоочистных станциях и очистных сооружениях обеспечивается с помощью физических, химических и иных методов". Нигде слово "Бингсти" не встречается, и непонятно возбуждение общественников, если кто-то именно его не использует.

Кстати, что известно о компании "Биологическая дезинвазия", выпускающей "Бингсти"? В Госреестре значатся ее финансовые показатели за 2016 год. Выручка – 1 320 000 рублей. Прибыль – столько же. Коммерческие, управленческие и прочие расходы: в этих графах – ноль. Удивительно, что производитель "сильнейшего биологического препарата", как он рекламируется, не тратит на его выпуск ни копейки.

Разгадка проста: лабораторные пробы показали, что препарат этот представляет собой раствор 2 граммов сока проростков картофеля на литр дистиллированной воды. Если применять по инструкции для водоканалов, то эффективная доза получается 0,2 миллиграмма на тонну воды. Самые сильные яды на планете в стократно более густой концентрации едва ли вызовут у человека насморк, хотя известно, что клетки гельминтов – куда устойчивее к внешней агрессии, чем человеческие.

А как относится наука к таким чудесным свойствам картошки в супермикрогомеопатических дозах? Перед ответом на этот вопрос доктор биологических наук, профессор Сыктывкарского университета Геннадий Доровских, который из российских ученых имеет больше всего специальных публикаций в мировых каталогах, едва подавил смех.

ДОРОВСКИХ: Не слышал. Я не знаю такого чуда.

Но продавцы "Бингсти" напирают на экспертную оценку их товара. В Интернете можно найти данные об исследовании препарата в НИИ медицинской паразитологии и тропической медицины имени Марциновского и НИИ экологии человека и гигиены окружающей среды имени Сысина. Набираем номер заведующего лабораторией первого учреждения – Валерия Завойкина. С тем же вопросом.

ЗАВОЙКИН: Я хочу знать, кто подписал эту бумагу!

КОРР.: А я не знаю. Тут подписи нет человека, просто написано в документах, что в вашем институте прошло исследование.

ЗАВОЙКИН: Наш институт уже лет, наверное, 10 подобными вещами не занимается. У нас был отдел санитарной паразитологии и санитарной гельминтологии. Покойный профессор Романенко был такой, Николай Алексеевич. И он занимался оценкой овицидных и всяких других средств обеззараживания. Но как он умер – 10 или даже больше лет назад – группа распалась, и у нас нет больше специалистов.

Профессор Завойкин рекомендовал обратиться к другому профильному специалисту, как раз во втором НИИ, имени Сысина – к кандидату медицинских наук Камали Кузнецовой. Она припомнила, что лет 15 назад подобное исследование было, но вышеупомянутую коллизию с эффектом "Бингсти" растолковать не смогла. Зато оказалась в курсе скандала с этим препаратом.

КУЗНЕЦОВА: Мы сейчас получили задание от министра здравоохранения – провести дообследование или даже повторное обследование препарата на тему достаточности тех концентраций, которые указаны, и действительно ли при таком использовании возможно достигнуть высокой эффективности.

Получается, до публикации итогов повторного исследования никакие общественники не вправе судиться с коммунальщиками, если те не используют "Бингсти". А дальше, весьма вероятно, потребуется еще один пристальный анализ – в структурах, которые изучают паразитологию сугубо в ракурсе 159 статьи Уголовного кодекса ("Мошенничество").