18:51, 07 июня 2018

“Если кто-то усомнился, пусть посмотрит”: что рассказал президент во время “Прямой линии” о новейшем российском оружии

“Кинжал”, “Авангард” и “Сармат”: Владимир Путин сообщил во время “Прямой линии”, что в России уже принят на вооружение либо завершает испытания ряд новейший и не имеющих аналогов в мире вооружений. Кроме того, президент России оценил сирийскую кампанию с точки зрения получения бесценного опыта для наших Вооруженных сил. С подробностями – корреспондент “Вестей FM” Сергей Гололобов.

Тему Сирии поднял пенсионер из Кабардино-Балкарии. Он спросил, когда будет выведен российский ограниченный воинский контингент из Сирии. Прежде чем ответить на этот вопрос, президент страны напомнил, что участие наших военных в Сирии – вынужденное.

ПУТИН: Это была важная, благородная миссия, направленная на защиту интересов Российской Федерации и наших граждан. Напомню, что тысячи боевиков, выходцев из Российской Федерации, стран Средней Азии, с которыми у нас нет контролируемых границ, скопились на территории Сирии. Лучше было работать с ними, условно говоря “работать”, и уничтожать их там, чем принимать их здесь с оружием в руках. Да, мы знаем, что применение Вооруженных Сил в боевых условиях связано с потерями. Мы никогда не забудем об этих потерях и никогда не оставим в беде семьи наших товарищей, которые к нам не вернулись с сирийской земли.

Участие российских ВКС в сирийской кампании способствовало стабилизации обстановки в этой стране, отметил Владимир Путин.

ПУТИН: Сегодня сирийская армия и сирийское правительство контролирует территории, на которых проживают свыше 90% населения этой страны. Крупномасштабные боевые действия, особенно с применением российских Вооруженных Сил, прекратились, в них даже нет никакой необходимости. На повестке дня – урегулирование мирными средствами, над чем мы тоже работаем.

Наш военный контингент в Сирии находится в строгом соответствии с международными договорами и абсолютно легитимно, напомнил президент России. Планов по его выводу пока нет. Но в принципе, когда в этом будет необходимость, то два наших пункта базирования – военно-воздушный в Хмеймиме и морской в Тартусе – могут быть возвращены очень быстро, сказал Владимир Путин.

ПУТИН: Мы пока не планируем вывода этих подразделений, но обращаю Ваше внимание на то, что я не назвал эти пункты базирования по-другому, не назвал их базами. Мы там не строим долгосрочных сооружений, и при необходимости достаточно быстро, без всяких материальных потерь можем вывести всех наших военнослужащих. Но пока они там нужны, они решают важные задачи, в том числе для обеспечения безопасности России в этом регионе, для обеспечения наших интересов в экономической сфере.

Но вместе с тем участие российских ВКС в сирийской операции – это еще и бесценный опыт для наших Вооруженных сил, который невозможно получить ни на каких учениях, признал Владимир Путин.

ПУТИН: Хочу сразу же оговориться. Когда говорю о новейших системах вооружения, Сирия – это не полигон для испытания российского оружия, но все-таки мы его там применяем, это новое оружие. Это привело к совершенствованию современных ударных, в том числе ракетных систем. Одно дело – иметь их формально, а другое дело – смотреть, как они работают в боевых обстоятельствах. Когда мы начали использовать это современное, в том числе ракетное оружие, в Сирийскую Республику выехали целые бригады из наших предприятий оборонно-промышленного комплекса, которые на месте доводили это вооружение (чрезвычайно важно для нас!), чтобы понять, на что мы можем рассчитывать, применяя в боевых условиях.

Выступая в марте с Посланием Федеральному Собранию, Владимир Путин затронул тему новейших отечественных вооружений. Но в западной прессе сразу же появились публикации о том, что, мол, это оружие – еще только в планах, а испытания не всегда проходят успешно. “Так всё-таки, есть ли это оружие уже в войсках?”, – задали ведущие вопрос президенту.

ПУТИН: Еще в 2004 году я говорил о том, что мы начали разработку таких новых систем в качестве нашего ответного шага на односторонний выход Соединенных Штатов из Договора по противоракетной обороне.

И я тогда сказал о системе, которую сейчас мы назвали “Авангард”. Это ракетная система межконтинентальной дальности, не баллистическая, которая идет по настильной траектории и меняет курс по направлению и по высоте. Это абсолютное оружие, если говорить о сегодняшнем дне. Свыше 20 махов, 20 скоростей звука, я не думаю, что такое оружие в ближайшие годы появится у какой-то другой страны, хотя, конечно, когда-нибудь появится, и, как я уже говорил, нас это не беспокоит, потому что оно у нас уже есть.

Еще одна новая ракетная гиперзвуковая система, которая получила народное название “Кинжал”, уже стоит на вооружение российских ВКС в Южном федеральном округе, добавил Владимир Путин.

ПУТИН: Если кто-то усомнился в этом, то пускай посмотрит, мы специально продемонстрировали пуски этой ракеты. Первое. Второе. Лазерный боевой комплекс – он тоже уже стоит на вооружении. Далее, я уже говорил и хочу повторить, эта система “Авангард” находится уже в промышленном производстве, в серию пошла, и в 2019 году мы планируем ее поставить в Вооруженные Силы. В 2020 году мы планируем поставить в Вооруженные Силы наш самый мощный ракетный комплекс стратегического назначения, это новая баллистическая ракета, сверхмощная – “Сармат”.

Лидирует Россия и в разработке принципиально новых энергетических средств доставки, а именно – малых ядерных двигательных установок. Они будут установлены на ракету глобальной дальности и подводный беспилотный аппарат.

ПУТИН: И в том и в другом случае мы завершили главный этап разработки, а именно все, что связано с испытаниями этой ядерной двигательной установки. Там нужно еще некоторые вещи сделать в плановом режиме. Работа идет именно по плану, в рамках запланированных процедур.

У Владимира Путина, по его собственным словам, нет никаких сомнений в том, что эти две системы будут поставлены на вооружение российской армии в запланированные сроки.