тема: Секты
18:51, 02 августа 2018

Курсы личностного развития: путь к успеху или в секту?

В Мосгордуме выступают с предложением признать курсы личностного развития псевдонаучными организациями и прировнять их к сектам на законодательном уровне. В качестве аргументов приводят истории разрушенных семей и совершенных самоубийств во время прохождения тренингов. Подобных историй действительно немало. Однако стоит ли ставить знак равенства между тренингами и сектами? Разбиралась корреспондент “Вестей FM” Татьяна Григорьянц.

Посещение тренингов личностного роста почти никогда не проходит бесследно для семьи того, кто решил поработать над собой. Человек начинает меняться, зачастую – кардинально. И близким редко это нравится. Именно они начинают первыми бить тревогу.

“Муж Лолиты Милявской попал в секту!”, “Певица спасает супруга от тренинга” – Интернет пестрит громкими заголовками. Поп-дива даёт многочисленные комментарии и интервью: “Дима делился со мной подробностями, от которых я просто в ужасе, – рассказывала какое-то время назад Милявская порталу Life. – О каких-то звонках "куратору", которому он должен отчитываться о своих действиях, когда он пришёл домой и так далее, о том, что там применялся гипноз и их заставляли ходить в какой-то нелепой одежде – якобы чтобы “раскрепоститься”.

Мой муж никогда ничего от меня не скрывал, он очень искренний, доверчивый и тёплый человек. К сожалению, именно такие люди выгодны таким "тренинговым центрам", – сетовала Лолита.

Сам “пострадавший” – ее муж Дмитрий Иванов – воспринимал все не так категорично, заявив: “Все люди приходят туда по разным причинам. Кто-то, кому это нужно, “втягивается” и ходит на тренинги годами, а кто-то берёт инструменты, которые ему дали, и дальше живёт своей жизнью”. Как он, например. Впрочем, признавая, что эти “инструменты” конкретно ему чуть не сломали семейную жизнь.

Семье Василия Губина из Ростовской области в этом смысле не повезло. Его супруга после прохождения подобного тренинга стала очень агрессивной и попросила мужа убраться из дома. Видеозаписи семинаров, которые посещала жена, привели Василия Губина к выводу, что это не курсы развития, а самая настоящая секта.

Идею Мосгордумы приравнять понятие секты и тренинга, очевидно, ростовчанин поддержит обеими руками. Как и многие россияне, близкие которых пострадали от псевдокурсов развития личности.

Действительно, сегодня секты могут мимикрировать под какую угодно организацию. И совсем не обязательно учение в ней будет строиться на теологической, то есть религиозной, платформе, говорит президент Российской ассоциации центров изучения религий и сект Александр Дворкин.

ДВОРКИН: Современная деструктивная секта – это совсем не обязательно религиозная организация, как обычно принято думать. Есть и псевдопсихологические, и псевдопедагогические, и коммерческие современные секты. И вот эти тренинги личностного роста относятся в международной классификации к подвиду деструктивных тоталитарных сект, которые называются “психокульты”: обман при вербовке, манипуляция сознанием, регламентация всех аспектов жизни адептов, их эксплуатация. И, конечно, культ личности самой организации.

Как правило, на псевдотренингах обещают, что жизнь после его прохождения с каждым днем будет становиться все лучше и лучше. Между тем происходит обратное: дела – как профессиональные, так и семейные – лишь ухудшаются. И постепенно мир человека, попавшего под влияние деструктивных “тренеров”, сужается до офиса тренинговой компании. Только там человек чувствует себя успешным, любящим, любимым и прочее.

Это не значит, впрочем, что все тренинги поголовно зомбируют людей, чтобы сделать их рабами и “выкачивать” из них деньги. Есть вполне себе полезные курсы, уточняет Александр Дворкин.

ДВОРКИН: Полезны обычные тренинги, профессиональные, скажем так. Например, как научиться продавать холодильники. 3 занятия, все расписано заранее: на первом занятии делаем то-то, на втором – то-то, на третьем – то-то. Потом получаешь определенный навык. Есть психологические тренинги, которые проводят лицензированные клинические психологи в специализированных заведениях. Они никогда не бывают массовыми, перед ними человек проходит специальное тестирование, чтобы понять, готов ли он к этому тренингу.

Больше того, тренинг – это такой инструмент, которому вряд ли можно найти аналог, поддерживает Дворкина заведующий кафедрой психиатрии и медицинской психологии Российского национального исследовательского медицинского университета имени Н.И. Пирогова Андрей Шмилович.

ШМИЛОВИЧ: Тренировка имеет очень большое значение тогда, когда человек готовится к чему-то очень важному, серьезному и непростому в своей жизни. Допустим, спортсмен готовится к соревнованиям. За полгода до этих соревнований с ним проводится тренинг – не психологический, а физический. У него персональный тренер, который готовит определенную группу его мышц, чтобы эти мышцы работали на пределе своих возможностей именно в тот период, когда у него будут соревнования. Вот то же самое и тренинги психологические.

В этом смысле важна не только осознанная готовность к тренировке, но и настоящие профессионалы рядом, уточняет Андрей Шмилович. Дабы не допустить к тренингу человека, который страдает психическими проблемами (как не пустить на соревнования спортсмена, у которого, скажем, предрасположенность к инфаркту). А предтренинговая подготовка клиента – это и есть та “ахиллесова пята” многих тренинговых центров, которые действительно хотят способствовать личностному росту участников.

ШМИЛОВИЧ: Одно из их слабых мест – не очень тщательная предварительная работа с будущими участниками таких тренингов. Авторы заявляют, что они готовы предложить любому желающему тренинг личностного роста. И для этого желающему необходимо просто прийти, подписать договор и – в лучшем случае – заполнить еще какую-нибудь анкету. Или тест. И, конечно же, через сито вот этих тестов совершенно спокойно допускаются к участию в тренинге люди, которые могут страдать какими-то психическими расстройствами, неочевидными для обывателя. Но которые можно было бы достаточно легко выявить в простой индивидуальной беседе с врачом-психиатром.

Зачастую же тренеры в центрах ведут себя некорректно, если кто-то из участников вдруг проявил какие-то психические особенности. Как правило, говорит Андрей Шмилович, либо сей факт вообще игнорируется, либо человеку просто предлагается выйти из процесса. Это неправильно. И над этим нюансом в тренинговых центрах необходимо серьезно работать. В настоящих тренинговых центрах.

Человека, который хочет поработать над своей личностью и решил сходить на какой-нибудь “лидерский курс”, должны насторожить несколько вещей, объясняет Александр Дворкин. Во-первых, на хороший, качественный курс клиентов не тащат и не зазывают всяческими ухищрениями. Во-вторых, программа курса должна быть известна заранее. Как и личность тренера, который будет заниматься вашим “усовершенствованием”.

ДВОРКИН: Если вам предлагают тренинг с непонятной целью, то есть “личностный рост” – поди измерь этот личностный рост! Или “пробуждение внутренних навыков” – уже следует опасаться. Если с вас при первом занятии берут подписку о неразглашении, что вы никому не расскажете, уже можно уходить. Посмотрите на подготовку самого лидера, есть ли у него психологическое образование. Хотя этот критерий не защитит на 100%, потому что диплом о психологическом образовании можно было получить после 3 – 4 месяцев занятий (особенно в 90-е).

Ну и в-третьих, как и в случае с хорошим врачом, психологом, юристом, нужно руководствоваться рекомендациями тех, кому вы доверяете. И не только их словам, но и конкретным примерам – посмотреть, как люди после посещения тренинговой компании изменились сами. И изменились ли. Потому что войти в “дверь познания себя”, как заметил один из наших экспертов, иной раз может стоить рубль, а вот выйти обратно – 100 рублей.