17:26, 11 декабря 2018

Крупнейшее месторождение нефти в Ливии – в руках повстанцев: что теперь будет с ценами на “чёрное золото”?

Захват месторождения в Ливии грозит дефицитом нефти. Местные племена, действуя в сговоре с охраной месторождения, остановили отгрузку сырья. Ливийская национальная нефтяная компания готовится эвакуировать персонал. В ситуацию уже вмешалась ООН: там потребовали, чтобы повстанцы немедленно прекратили атаку. По словам аналитиков, это ЧП может существенно "раскачать" рынок нефти. Экономический обозреватель "Вестей FM" Валерий Емельянов – подробнее.

В Ливии захвачено самое крупное из местных месторождений – Эш-Шарара. По сообщениям западной прессы, повстанцы проникли на территорию объекта и, угрожая рабочим, заставили их отключить оборудование. Захватчики потребовали, чтобы центральные власти выделяли большую часть доходов на нужды местных племен, живущих в пустыне. Руководство компании, как и правительство, расположенное вдали от места событий, категорически отказалось вступать в переговоры с лидерами племен. Они объявили, что по возможности вывезут персонал. Добычу не возобновят, пока территория месторождения не будет зачищена от повстанцев. По предварительным оценкам, конфликт в Ливии обернется потерей для мирового рынка около 400 000 баррелей в сутки.

Однако эта новость не вызвала ни паники, ни острой реакции на биржах. Нефть продолжила падать. Причина, вероятно, в том, что на рынке сейчас полно проблем и без Ливии, рассуждает аналитик "Промсвязьбанка" Владимир Лящук.

ЛЯЩУК: Объемы там довольно большие. Учитывая, что Ливия добывает около миллиона баррелей в сутки, 400 000 – это довольно впечатляющая цифра. На рынке в целом реакции нет, потому что сейчас – низкий спрос на рисковые активы. Никто сейчас не хочет вкладывать средства. Все занимают выжидательную позицию. Нефть является классическим рисковым активом, и на ее фьючерсы просто нет спроса.

Местные племена действовали при поддержке сотрудников предприятия. Вооруженные охранники сами пропустили повстанцев, а затем примкнули к их отряду. В этом регионе людей для работы на месторождении набирают из местных (это – часть мирного соглашения с властями). Охрана традиционно бунтует против центра и руководства нефтяной компании, требуя поднять им зарплаты и нанять еще больше своих из числа племен. Поэтому когда возникают столкновения на почве недовольства местных, охранники им не мешают или даже помогают. Этот шаткий мир держится на том, что у центра нет своей собственной вооруженной охраны, поскольку Ливия – под санкциями, импортное оружие она не получает. Хорошо вооружены только повстанцы, а это плохо для нефтяного рынка, рассказывает директор аналитического департамента "Golden Hills – Капиталъ АМ" Михаил Крылов.

КРЫЛОВ: С Ливией все неоднозначно. Основной фактор в ситуации на сегодня – это, скорее, не нефть, а поставки вооружений и боевой техники. Не так давно президент Египта призывал международное сообщество снять эмбарго на поставки продукции ОПК в эту африканскую страну.

Основные доходы от ливийской нефти оседают на севере – в столице и ее окрестностях. При этом регион добычи находится глубоко в Сахаре – это зона полукочевых племен, которых примерно в 15 раз меньше, чем всех остальных ливийцев-арабов. Кроме того, что силы сторон в принципе не равны, за спиной государственной нефтяной компании негласно стоят западные корпорации. Месторождением в Эш-Шараре совместно с Ливией владеют испанский, французский и австрийский нефтедобывающие холдинги. Приостановка добычи обойдется им в десятки миллионов долларов ежедневно. И это не считая ущерба от недопоставок в страны Южной Европы, которые в основном и покупают ливийскую нефть. Впрочем, сейчас еще сложно определить, кто в большей мере пострадает от заморозки добычи, говорит Владимир Лящук.

ЛЯЩУК: Все-таки ключевой компанией является NOC, и понятно, что они так привлекают инвестиции. У них есть совместные проекты с иностранцами, и частично их нефть направляется в Италию, например. Но "якорной" компанией все равно является NOC. Основные проблемы испытывает именно она. Понятно, что иностранцы также страдают, но не так сильно, как сама Ливия.

Аналитикам сложно предсказать, как сильно может подорожать нефть, если конфликт в Ливии затянется. Пока что дефицит с лихвой перекрывают другие факторы. Например, недавно успешно разрешилось аналогичное противостояние в Нигерии. Там повстанцы помирились с властями, и рынок получил полный доступ к огромным объемам западноафриканской нефти (ее вдвое больше, чем у Ливии). США тоже качают нефть по восходящей, и есть мнение, что администрация Трампа к очередным выборам постарается залить НПЗ сырьем, чтобы дать избирателям дешевый бензин. С другой стороны фронта есть ОПЕК+, включающий в себя Саудовскую Аравию и Россию. Им на прошлой неделе удалось договориться о крупном сокращении квот и тем самым удержать баррель выше 60 долларов. На этом фоне срыв поставок из Ливии превращает сделку картеля по нефти в однозначно выполнимую, да еще и досрочно.