О проблемах в сфере ЖКХ говорим в эфире "Вестей ФМ" с первым заместителем председателя комиссии Общественной палаты России по общественному контролю Артемом Кирьяновым, гендиректором компании "Юр-Экспресс" Игорем Измайловым и зампредом комитета Госдумы по ЖКХ Павлом Качкаевым. Ведущий – Руслан Быстров.

БЫСТРОВ: "Россияне переплачивают за большинство услуг ЖКХ более чем в 2 раза, тарифы в соседних регионах могут отличаться в 54 раза". Это заявление главы Федеральной антимонопольной службы стало одним из самых обсуждаемых на уходящей неделе. Мы все чувствовали это, но господин Артемьев впервые обрисовал масштаб. Конечно, никто не думал, что это в 54 раза!

КИРЬЯНОВ: Вы знаете, я, к сожалению, не могу согласиться с Артемьевым, вообще, для меня это такое странное заявление по меньшей мере. Во-первых, когда руководитель федеральной службы расписывается в собственной некомпетенции за предыдущие годы, это, конечно, обидно. Я бы сказал так, что лучше бы он написал заявление об отставке, чем то заявление, которое мы с вами обсуждаем. Потому что на самом деле после того, как у нас службу по тарифам, что называется, упразднили, все функции отданы в ФАС, очень странно звучит после нескольких лет регулирования вот это признание, что на самом деле мы тут многие годы занимались непонятно чем, а теперь нам нужно федеральное законодательство. Дорогие друзья, ну вы как-то определись – это, во-первых; во-вторых, если ФАС – конкретно – или любому другому органу государственной власти нужны дополнительные полномочия, хочется расширить сферу влияния, нарастить штат, получить больше аппаратный вес, то совершенно не обязательно вводить в некое нервное состояние каждого россиянина, каждого собственника квартиры. Потому что заявления господина Артемьева они очень сомнительны – примерно "как средняя температура по больнице". Что значит в 2 раза или на 100% переплачиваем, откуда эти цифры? Нет таких цифр.

БЫСТРОВ: А какие есть на самом деле?

КИРЬЯНОВ: Есть разные цифры. На самом деле в каждом городе, в каждом поселке и даже в каждом доме они могут быть свои. Тарифы – это, конечно, вещь региональная, но не надо доводить дело до маразма. Если господину Артемьеву не хватает, еще раз говорю, аппаратного веса и, извините, как он говорит – не может дотянуться до местного самоуправления, это совершенно не значит, что он должен туда дотягиваться. Вообще, он немножко путает задачи Федеральной антимонопольной службы.

БЫСТРОВ: Я очень люблю людей, но в данном случае мне совершенно безразлично, уж простите меня, господин Артемьев, его судьба, мне важно – мы сколько переплачиваем за услуги ЖКХ?

КИРЬЯНОВ: Мы много недоплачиваем! Давайте начнем с этого.

БЫСТРОВ: Его слова: "Какие-то регионы доплачивают, переплачивают, какие-то недоплачивают".

КИРЬЯНОВ: Еще раз. Сегодня та политика тарифообразования, которая есть в Российской Федерации, она абсолютно социальная, она носит запретительный характер по отношению к рынку. И то, что сегодня платится на самом деле по всей тарифной сетке, в том числе и платежи ЖКХ, они растут гораздо медленнее, чем нужно рынку, они растут недостаточно для того, чтобы была модернизация инфраструктуры, они, в общем-то, не очень отражают реальную ситуацию, которая есть.

БЫСТРОВ: То есть, вы думаете, что они еще выше должны быть эти тарифы?

КИРЬЯНОВ: Я не просто думаю, я убежден, и в этом со мной солидарны все эксперты, которые имеют хоть какой-то опыт практической работы, и смотрят на ситуацию достаточно глубоко.

* * *

ИЗМАЙЛОВ: Начнем с того, что тарифы на коммунальные услуги, то, что я перечислил, утверждаются субъектами федерации. А тут уж имеется такая большая коррупционная составляющая. Понятно, что чем больше, чем дороже получается тариф, тем, соответственно, выгоднее ресурсоснабжающей организации. Поэтому то, что касается коммунальных тарифов, это, скорее всего, связано с тем, что неравномерные расходы. Понятно, что расходы на отопление там, где нет газа и нет нефти, они получаются дороже, а в нефтяных районах они дешевле. Большая часть, конечно, зависит от того, как составлена смета на этот тариф.

БЫСТРОВ: Так. А кто эту смету составляет?

ИЗМАЙЛОВ: Ресурсоснабжающая организация. Им интересно завысить, как любому продавцу, стоимость своего товара.

* * *

БЫСТРОВ: Итак, Павел Рюрикович, предложение прозвучало – сделать такой эталонный тариф, от которого и плясать, вот как вы к этому относитесь?

КАЧКАЕВ: Понимаете, эталонный тариф, конечно, можно сделать, но, к сожалению, у нас в регионах, допустим, выработка той же тепловой энергии она разная: где-то уголь, где-то газ. Разные системы подачи или выработки ресурса.

БЫСТРОВ: Соответственно, разная себестоимость абсолютно.

КАЧКАЕВ: Конечно, разная себестоимость, то есть тут вот очень сложно. Другое дело, что тот же самый ФАС, который второй или третий год отвечает за тарифы, наверное, на местах, может быть, более жестче должен подходить именно к рассмотрению и утверждению тарифной политики. Они же тоже видят общее поле тарифной политики и общее поле именно роста платежей за жилищные и коммунальные услуги граждан.

Полностью слушайте в аудиоверсии.