У мужчины украли квартиру с помощью электронной подписи. Житель Москвы заявляет, что мошенники оформили на себя его недвижимость, пользуясь кабинетом от «Госуслуг». О смене собственника он узнал совершенно случайно – в платежках за коммуналку появилась чужая фамилия. Обращение в полицию и Росреестр ему ничем не помогло – там сказали, что сделка прошла в электронном виде. Риелторы уверяют: это уже не первая подобная кража. С подробностями – экономический обозреватель «Вестей ФМ» Валерий Емельянов.

Пострадавший москвич владеет квартирой в Уфе. Там сейчас прописан его пожилой отец. На днях ему стали приходить платежки с чужой фамилией. Пенсионер, подумав, что это ошибка, на всякий случай сходил в МФЦ, где ему заявили, что у их квартиры теперь – новый собственник. Сын, узнав об этом, схватил документы о собственности на квартиру и поехал в Росреестр разбираться. Но там ему сказали, что его бумаги больше ничего не значат: данные о владельцах теперь хранятся в электронном виде. И конкретно у его квартиры действительно другой собственник. В выписке значится, что мужчина сам ее продал – с помощью цифровой подписи, прикрепленной к кабинету «Госуслуг». Мужчина уверяет, что он сам такую подпись не заказывал, но припоминает, что его аккаунт на «Госуслугах» однажды пытались взломать.

Этим делом уже занялась полиция. Юристы говорят, что история – странная, но правдоподобная. С недавнего времени сделки с недвижимостью действительно можно оформлять онлайн. Комментирует профессор Финансового университета при правительстве РФ Максим Березин.

БЕРЕЗИН: Закон позволяет использовать квалифицированную электронную подпись для подписания электронных документов, и они приравниваются к бумажным носителям. Поэтому если у человека есть такая подпись, он ее вправе использовать при любых сделках, в том числе с недвижимостью. Если она использована кем-то неправомерно – это равноценно тому, как если бы документ подписало другое лицо.

Если мошенникам действительно удалось провернуть эту сделку, то это была целая спецоперация по отъему конкретно данной квартиры. Усиленная квалифицированная подпись и обычная электронная подпись – это не одно и то же. Нельзя продать квартиру по паролю от «Госуслуг», по которому оплачивают коммуналку или заходят на сайт налоговой. Получить ее через похищенный аккаунт тоже невозможно. Квалифицированную подпись выдают в удостоверяющих центрах, аккредитованных ФСБ, лично по паспорту. То есть сперва мошенникам нужно как минимум раздобыть все данные из паспорта жертвы, сделать копию, вклеить туда свою фотографию и с этой «липой» прийти в центр. Далее им нужно обязательно зарегистрировать договор и провести расчеты через банк, выдав свои данные или подделав еще один чей-нибудь паспорт. То есть просто с компьютера завладеть чужой квартирой никак не получится. Придется «светиться» на камеру – и не раз. Либо подкупить людей, которые удостоверяют личности участников сделки, а им за это грозят уголовные статьи, рассуждает главный редактор журнала «Дайджест недвижимости» Михаил Морозов.

МОРОЗОВ: Да, это возможно, но очень маловероятно. Это требует не просто кражи электронной подписи, а некой договоренности с представителями регистрационных органов. Иначе сделка не пройдет, ее на каком-то этапе обязательно заблокируют и потребуют личного присутствия. Поэтому такое если и возможно, то только если действует некая организованная группа, включающая сотрудников регистрационных органов.

Некоторые пользователи пишут в соцсетях, что знают людей, которые тоже лишились квартиры похожим образом. Правда, позднее выясняется, что это – все те же "классические" схемы отъема жилья, когда на сделку приходят ряженные бабушки и дедушки, ставят подписи за тех пенсионеров, которых мошенники собрались выселить. Это, впрочем, не исключает того, что они научились проделывать то же самое, но с использованием электронных сервисов. С одной стороны, это повышает риск того, что преступников поймают, а квартиру у новых хозяев отсудят обратно в пользу ее первоначальных владельцев. С другой стороны, ни полиция, ни суды с электронными подписями и цифровыми документами не работают. На практике они даже не пытаются разобраться в том, кто на самом деле нажимал на кнопки в момент проведения сделки, добавляет Максим Березин.

БЕРЕЗИН: При оспаривании данной сделки возникает вопрос: каким образом подпись попала в руки злоумышленников, с какого компьютера был осуществлен вход в личный кабинет? По своей практике могу сказать: когда возникали ситуации, что надо установить IP-адрес, суды не были готовы к таким категориям дел. Это просто лазейка, которая позволяет злоумышленникам оставаться безнаказанными.

Единственное спасение от «черных киберриелторов» – запрет на сделки без личного присутствия собственника. По умолчанию в России все граждане автоматически согласны на то, что их недвижимостью можно распорядиться дистанционно или по доверенности. Но можно отключить эту опцию, если сходить в МФЦ (они же – центры «Мои документы») либо сделать это на сайте «Госуслуг». С того момента, как владелец введет такой запрет, любые сделки с его собственностью станут возможны только при его личном присутствии, а все прочие не будут приниматься Росреестром. По статистике ведомства, сейчас это очень популярная опция. Десятки тысяч москвичей вводят запрет на операции со своими квартирами, и с каждым годом таких – все больше. Правда, стоит оговориться, что на 100% от мошенников это не защищает. Преступники могут реализовать чужое жилье проверенным способом – копируя чужую подпись или, что тоже часто бывает, подсунув жертве на подпись бумагу якобы о замене счетчиков или подобную ей, которую человек сам подмахнет не глядя, а потом обнаружит, что отписал свою квартиру непонятно кому.