Итоги выборов в Европарламент. В студии «Вестей ФМ» Сергей Михеев и Сергей Корнеевский.

МИХЕЕВ: Говорят, что там в основном продвинулись евроскептики.

КОРНЕЕВСКИЙ: Там вообще интересно. Там альянсы националистов и евроскептиков получили заметно большую поддержку электората. С одной стороны. А с другой стороны тоже очень большую поддержку получили левые «зелёные“. То есть получается, я так понимаю, расхождение по краям. То есть центр слабеет, более умеренная позиция, люди идут либо совсем влево, либо совсем вправо.

МИХЕЕВ: Ну, понимаете, «зелёные» – это не совсем влево. Это что-то особенное, что называется. «Зелёные» – тоже такое явление.

КОРНЕЕВСКИЙ: Вы их не особо любите.

МИХЕЕВ: Я их не очень люблю, потому что мне кажется, они никакие не «зелёные», а совсем они…

КОРНЕЕВСКИЙ: Зелёные, как доллар.

МИХЕЕВ: А под видом «зелёных» они защищают какие-то совершенно конкретные политические интересы. Но «зелёные» – это не классические левые. Они как бы левые по ряду лозунгов, но на самом деле они эксплуатируют модную до сих пор экологическую повестку такую, энвайронменталистскую, что называется.

КОРНЕЕВСКИЙ: Вот я никогда это слово не мог выговорить. Это надо научиться.

МИХЕЕВ: Они эксплуатируют эту повестку дня, типа того, чтобы сделать жизнь удобной, комфортной и здоровой. За этим на самом деле… Отчасти они правы, а отчасти они просто выполняют под этой ширмой тот или иной политический заказ. Но это я к чему? Они не являются классическими левыми, это не социалисты, даже не евросоциалисты. А социалисты, насколько я понимаю, улучшили свою позицию только в Испании, во всех остальных странах потеряли позиции в Европе. Но факт тот, что евроскептики, те, кто недоволен вот этим засильем брюссельской бюрократии, они очень неплохо улучшили свои позиции практически во всех странах. Насколько я понимаю, это будет влиять на расклады в европейском парламенте.

Я не готов здесь делать какие-то скоропалительные прогнозы насчёт того, что это как-то положительно скажется на отношениях между Евросоюзом и Россией. Не думаю, что здесь есть какие-то особые основания на то, чтобы там как-то радоваться этому, но то, что в целом это является неким признаком кризиса вот этих всех евроидей. Выход Великобритании, с каждым годов всё большее и большее продвижение и рост популярности правоцентристов, националистов и евроскептиков, совершенно очевидно, что внутренняя европейская концепция подвергается кризису. Она находится в кризисе. Люди в Европе, те самые европейцы, о которых мы очень часто любим говорить, вовсе не обязательно, чтобы они хорошо относились к России, они на самом деле скептически, чем дальше, тем более критически относятся к самой концепции развития Евросоюза.

Можем ли мы что-то здесь – потому что меня интересует только наша ситуация – можем ли мы здесь надеяться на что-то? Ну, теоретически да, можем. Потому что в принципе все эти партии, так или иначе, не одобряют политику санкций в отношении России, навязанную американцами в ущерб европейской экономики. Но, я думаю, каких-то тут прям таких прогнозов радужных тоже делать не стоит. В принципе, это меняет потихоньку климат в самой Европе и может быть повлияет на климат в отношениях между Евросоюзом и Россией, и, в целом, на самом деле, конечно, это свидетельство кризиса евробюрократии, но что из этого выйдет в отношениях, непосредственно интересующих нас, – посмотрим.

Полностью слушайте в аудиоверсии.