тема: Такси
12:15, 23 августа 2019

Одна лицензия на двоих: «бригадный подряд» столичных таксистов

За себя и за того парня. Очень часто в столичном такси можно столкнуться с такой ситуацией – заказ в приложении принимает один водитель, а везет пассажира в той же машине – совершенно другой. И клиент, к своему ужасу, обнаруживает это уже в движении. Куда он приедет в итоге? И приедет ли живой и здоровый? Тарифы на проезд низкие, а цена аренды машин постоянно растет. И водители вынуждены брать машину вскладчину, хоть это и не совсем законно. Одно дело – когда такая схема позволяет водителям хоть как-то кормить свои семьи, другое же – если под одной лицензией и одними и теми же, порой – водительскими правами – скрываются люди, не умеющие водить машину в большом городе, или вообще – криминальные личности. Которые, случись что – тут же улетят бесследно на свою родину в Центральную Азию. В «бригадном подряде» современного извоза разбирался Сергей Артемов.

Несколько человек за рулем одной машины, которая крутится по заказам круглосуточно без остановки. С этим все чаще сталкиваются клиенты извоза в столице. Елена Гращенкова три года назад попала в тяжелую аварию в такси. Сегодня она выступает правозащитником для пассажиров в этой сфере транспорта. По ее мнению, карусель водителей связана, прежде всего, с экономической моделью перевозок:

ГРАЩЕНКОВА: В чем это выражается? В организации перевозки участвуют три юридических лица, как минимум, и одно – физическое. Одно юридическое лицо – агрегатор – дает пассажира, другое юридическое лицо – компания по сдаче автомобилей в аренду, либо таксопарк – предоставляют автомобиль, и третье юридическое лицо – так называемая «касса», или – «подключашка», которая принимает провозную плату пассажиров, обналичивает эти деньги и выдает зарплату водителю.

И работу всей этой системы обеспечивают водители, которые считаются независимыми предпринимателями, продолжает Елена:

ГРАЩЕНКОВА: Все они – ну, довольно жадные ребята и, получается, что водитель работает на них – восемь часов. Вот, восемь часов он кормит этих троих. Но на самом деле – он никакой не независимый, потому что не может сам себе установить тариф. Тариф ему устанавливает агрегатор, а агрегатор заинтересован в низком тарифе, чтобы привлекать как можно больше пассажиров, чтобы они переходили из общественного транспорта в такси. Это – цель агрегатора. поэтому он тариф повышать не может, как только он повысит тариф, у него – отток пассажиров.

И хорошо еще, если меняют друг друга добросовестные водители. Пассажирам можно не переживать, что за рулем клюет носом субъект, который не спал сутки-другие. Но случается и так, и случается, увы, куда чаще, что машиной управляют люди, которые не просто едва умеют это делать, но и в большом городе с его сложным движением оказались буквально на днях впервые в жизни, замечает председатель координационного совета профсоюза «Таксист», член общественного совета при Минтрансе России Андрей Попков:

ПОПКОВ: Это делают, в основном, иностранцы, которых трудно различить, работают по 2-3 человека с одним водительским удостоверением. Некоторым бизнесменам все равно, кто у них ездит на автомобилях, лишь бы – привозили им аренду. По сути дела, у нас такси сейчас превратилось в такой каршеринг автомобилей такси. Все, кому не лень, со стажем три года, с иностранными удостоверениями – Киргизии, в основном, могут взять этот автомобиль и выкатывать его.

По закону, водителями такси в России могут работать также граждане Беларуси и Киргизии. Со своими водительскими правами. Для остальных – формально жесткий запрет. Но в государствах Центральной Азии молодые люди наловчились этот запрет обходить, добавляет Андрей Попков:

ПОПКОВ: Есть такие моменты, когда граждане Узбекистана, которым запрещено, граждане Таджикистана, которым запрещено ездить за рулем автомобилей такси, они едут в Киргизию, покупают там водительское удостоверение и здесь им у нас дают в аренду автомобили.

А потом, допустим, их останавливает патруль ДПС. И по регламенту проверки офицер не может, по сути, выявить законность нахождения таких водителей в такси, говорит руководитель Центра компетенций Международного Евразийского Форума такси Станислав Швагерус:

ШВАГЕРУС: Все, что может проверить сотрудник ГИБДД – это разрешение на автомобиль, водительское удостоверение и путевой лист. О каких-то там трудовых договорах – это не в полномочиях ГИБДД, чтобы разбираться в трудовых отношениях между таксопарком и водителем.

Впрочем, путевой лист может дать почву для размышлений. Выдается он конкретному водителю. Если это таксопарк – то подписывает его диспетчер. Если машина принадлежит индивидуальному предпринимателю, то подпись должен ставить аттестованный механик. Кроме того – на путевом листе отмечается штампом врач. Но, опять же – проверять подлинность бланков, подписей, печатей и штампов – не в компетенции дорожной полиции. К кому же предъявлять претензии, если пассажир попадает в аварию? К агрегатору – твердо утверждает Елена Гращенкова:

ГРАЩЕНКОВА: Пассажир имеет право предъявить претензии именно агрегатору, потому что агрегатор выступает стороной договора фрахтования и это – его ответственность: кто именно у него сидит там за рулем. Если даже водитель сбежит, вы можете взыскивать ущерб, деньги и что-то еще – с той стороны, которая организовала поездку, именно – с агрегатора.

Мы обратились к представителям одного из агрегаторов с вопросом – что они делают, дабы избегать ситуаций подмены водителями, которые не имеют права на перевозки? Ответ был – назовите точный пример с датами, будем разбираться. Подход, конечно, правильный, но примеров могут быть десятки и сотни ежедневно, комментирует Андрей Попков:

ПОПКОВ: Агрегаторы всегда пытаются подменить организатора перевозок: назначают ценовую политику, плюс – они уже режим труда и отдыха начинают потихонечку ограничивать. Соответственно, у них есть все признаки организатора перевозок. И – признаки работодателя. Когда они будут лицензированы – все эти агрегаторы, когда они будут признаны работодателями по отношению к водителю, вот тогда можно навести порядок. Ну а пока – они будут говорить всем: нет-нет! Вы что! У нас такого не может быть! Мы отслеживаем все буквально! – но, к сожалению, если такие факты есть, а они – есть, и они – были, и – будут, значит они, извините – лукавят.

Но аварии – это одно, а есть случаи нападения на пассажиров, которые потом пытаются найти водителя по архиву приложения, и выясняется внезапно, что реальный арендатор и преступник – разные люди. И полиция разводит руками – ведь подозреваемый тут же вылетел домой. Да и настоящее имя его неизвестно. По мнению Елены Гращенковой, нужно принципиально менять подход к выдаче лицензий на извоз:

ГРАЩЕНКОВА: Ну, вот если у МВД есть вот эти трудности, то они должны нас поддержать, и потребовать, чтобы эти водители такси были привязаны к специальному разрешению на работу в такси.

Станислав Швагерус, в свою очередь, надеется, что современные технологии избавят москвичей от неприятностей в поездках:

ШВАГЕРУС: Правительство Москвы на 7-м Международном Евразийском Форуме объявило, что они создали IT-платформу, которая позволит современными цифровыми методами просто отсекать такую возможность. У нас есть Центр организации дорожного движения, в котором действует модель всего транспорта Москвы, куда стекаются все данные абсолютно. Вот на основе этих «больших данных», на основе анализа, на основе данных самих агрегаторов – Правительство Москвы и запускает такую платформу.

В это понятие входят и сверка баз данных пограничников, миграционной службы и лицензионных органов. Это – и регистрация, почти онлайн – времени, которое проводит водитель за рулем. И много других параметров. Самый же радикальный способ излагает Андрей Попков:

ПОПКОВ: Нужно вообще запретить иностранцам работать в такси, а пока – у нас вот такие ситуации будут постоянно. Из-за этого и повышается криминализация такси с каждым годом все больше и больше.

Решение проблемы незаконных сменщиков в такси назрело. Оно может быть разным, но эксперты сходятся в общей позиции – при любом эффективном ужесточении нормативов и контроля, тарифы изменятся. За надежную безопасность во всех смыслах пассажирам придется доплатить.