Стрельба в колледже в Благовещенске. 19-летний ученик убил одного и ранил троих подростков. Спустя сутки продолжают появляться новые, всё более удивительные детали происшествия: например, в учебном заведении не было рамки металлодетектора, а охранник вообще не имел разрешения на работу. Однако это же ЧОП и сегодня продолжает охранять злополучный колледж, а также несколько других образовательных учреждений.

Год назад после похожей трагедии в Керчи было много обещаний сделать всё, чтобы такого больше не повторилось. А поменялось ли что-то в реальности? Почему проекты законов о наведении порядка в ЧОПах и об усилении контроля над оборотом оружия до сих пор пылятся на полках? Разбираемся вместе с экспертами. Ведущие – Руслан Быстров и Валерия Лабузная.

На связи – заместитель председателя комитета Госдумы по безопасности и противодействию коррупции Александр Хинштейн и народный учитель России, член Общественной палаты Ефим Рачевский.

ХИНШТЕЙН: Мы сталкиваемся сегодня с тем, что на конкурсах, где разыгрываются такие госконтракты, происходит демпинг, когда участники обваливают стоимость, делая невыгодным заключение контрактов именно профессиональными структурами. У каждой услуги, в том числе и у охранной, есть своя себестоимость, она складывается из вполне понятных вещей, сегодня, кстати, просчитанных. И ни одна серьёзная охранная организация не будет заключать контракт на условиях, когда им придётся за это доплачивать. Поэтому сплошь и рядом на охране образовательных учреждений у нас стоят непрофессионалы, идёт завышение объёмов работы, повсеместно количество сотрудников, которые эти охранные структуры заявляют, не соответствует количеству, которое они подают в налоговые органы, причём разница идёт в разы и десятки раз. Конкретный случай – в Благовещенске. Находящийся "на часах" сотрудник ЧОПа не являлся охранником, не имел удостоверение частного охранника, карточку, не проходил соответствующей профессиональной подготовки, не имел допуска к оружию.

БЫСТРОВ: То есть это человек с улицы просто, да? Грубо говоря.

ХИНШТЕЙН: Ну, это работник охранной организации, такой же, как уборщица, например.

***

БЫСТРОВ: Ну, вот, например, сообщение: «Вот именно в людях и проблема, у которых в голове что-то перемкнуло. Этих людей становится всё больше, никакими охранниками вы их не остановите, молодёжь такая стала». Я, кстати, частично согласен с этим сообщением, поскольку аккурат за несколько часов до нашей программы вчера вечером похожая история случилась в Калифорнии. А уж мы ну никак не можем заподозрить США в том, что там что-то не так с мерами безопасности. Однако там шуттинги эти происходят регулярно, и вот последний был несколько часов назад, пожалуйста.

Конечно, одними охранниками эта история не решается. Ну, может быть хоть что-то, хоть что-то станет лучше. Например, пишут нам: «Чушь, какая чушь! Что сделает охранник? Да пусть он хоть сто раз профессионал, он разве распознает в кармане у школьника ствол или обрез в рюкзаке?». Ну, как же не распознает, если там есть, должна быть рамка металлодетектора?! Всё очень просто. Начнёт звенеть.

ЛАБУЗНАЯ: Нет, ну, это странно. Как он может считаться охранником, если он не собирается никого охранять?

БЫСТРОВ: Уж на этом-то уровне может распознать. Всё просто. Школьник, у него – обрез. Он заходит в школу, проходит через рамку металлоискателя, она звенит. Охранник говорит: «Покажи, пожалуйста, что у тебя в сумке». И тут нам пишут, что по закону охранник может только предложить осмотреть вещи, досмотр – это функция силовых структур. Да, это правда.

ЛАБУЗНАЯ: Но он может не пропустить!

БЫСТРОВ: Но он может не пропустить в школу, вот и всё.

ЛАБУЗНАЯ: Если что-то подозрительное возникло.

БЫСТРОВ: И это уже важно. И это уже важно. Да, у нас уже время в этом часе не остаётся, в этой получасовке. Вот что рассказал нам директор Центра образования № 548, народный учитель России Ефим Рачевский о том, каким образом школы заключают контракты с охранными предприятиями.

Ефим Лазаревич, итак, расскажите нам, пожалуйста, каким образом, по какому принципу учебное заведение заключает договор с охранными предприятием?

РАЧЕВСКИЙ: Мне известны ситуации только в нашем регионе, я имею в виду Москву. В Москве школы являются государственными бюджетными образовательными организациями и в соответствии с 83 федеральным законом получают субсидию на выполнение государственного задания.

«Вести ФМ» в Telegram

Полностью слушайте в аудиоверсии.