13:57, 14 июля 2020

Тайна следствия: могут ли защитника обязать не разглашать

В четверг Мосгорсуд рассмотрит апелляцию об аресте советника «Роскосмоса», бывшего журналиста Ивана Сафронова. Накануне ему предъявили обвинение в госизмене. Один из адвокатов Сафронова не подписал документ о неразглашении предварительного расследования и раскрыл важные детали засекреченного дела, которые, по его мнению, не являются гостайной. Якобы его подзащитный передавал секретные данные при помощи специальной программы для шифрования. Как работает «гриф секретности» по громким преступлениям и к каким документам есть доступ у адвокатов, разбирался обозреватель «Вестей ФМ» Павел Анисимов.

До окончания следствия многие детали в деле Ивана Сафронова защищены гостайной. Такую подписку дали все адвокаты, которые участвуют в громком разбирательстве. Доступа к разделу «топ-секрет» есть только у ФСБ. Следствие пыталось взять с адвокатов ещё одну запретительную бумагу – подписку о неразглашении хода самого следствия, рассказывает защитник Иван Павлов. Но он оказался.

ПАВЛОВ: Я всё-таки дал подписку о неразглашении гостайны, как и другие адвокаты. Когда пришли в Следственное управление на предъявление обвинения, следователь попытался взять у моих коллег другую подписку – о неразглашении данных следствия. Как бы запретить защитникам вообще распространять информацию о ходе следствия. Ни та, ни другая подписка никак не влияет на наши процессуальные права ознакомиться с теми уликами, которые есть у следователя при избрании меры пресечения.

Всё, что показали защитникам перед первым заседанием суда, где определяли, арестовывать или нет Сафронова, – это постановление о возбуждении уголовного дела, протокол задержания, первого допроса и приблизительное изложение оригиналов доказательств. Что Сафронов передавал информацию возможным кураторам, шифруя текст. Но в предварительных материалах следствия не будет, например, IP-адреса и даже даты переписки. Комментирует управляющий партнер, адвокат МКА «Юрасов, Ларин и партнеры» Владимир Юрасов.

ЮРАСОВ: В рамках предварительного расследования адвокат, независимо от того, подписывал он соглашение о неразглашении или не подписывал, имеет право изучать только те материалы, которое следствие считает возможными, и закон это позволяет. Например, постановление о проведении экспертизы и её результаты. Потому что в рамках предварительного расследования действует режим следственной тайны. И следователь не обязан каждый листочек, который есть в материалах дела, давать на ознакомление адвокату.

Уровни допуска адвокатов с подпиской и без неё одни и те же, в том числе по делам с гостайной. Участие Службы внешней разведки в деле Сафронова усиливает секретность судебного разбирательства. Разведчики вычислили возможного куратора чиновника и заключили, что в деле замешаны американские спецслужбы. На заключительном этапе следствия, когда до суда останется совсем немного времени, адвокатам и обвиняемому дадут изучить все материалы против него, вплоть до последней бумажки, но конкретные имена и явки так и останутся засекреченными на десятилетия. Комментирует руководитель Московской коллегии адвокатов «Князев и партнеры» Андрей Князев.

КНЯЗЕВ: Если были переданы, например, данные, что необязательно, что «мы это выявили на такой-то явочной квартире, и сдал нам это наш нелегальный разведчик Иванов-Петров-Сидоров», это необязательно ни для защиты, ни для обвинения. Важен сам факт передачи. А такие вещи, как сам факт передачи, будут рассекречены и изучены.

По словам юристов, следствие тщательно готовит дела, связанные с гостайной. Но из-за секретности донести улики до общественности бывает очень сложно. Адвоката точно не допустят к такому делу без расписки о неразглашении гостайны, но подписывать документ о тайне следствия он не обязан. Защитники в любом случае получат доступ к незасекреченным материалам, и, по закону, отвечают за любое слово перед публикой. Защитника могут наказать за разглашение тайны следствия, если он давал такую подписку.