22:23, 20 августа 2020

Свидетель «невиновности» Ефремова оказался полуслепым любителем выпить; исход скандального дела становится всё очевиднее

Дело Михаила Ефремова достигает апогея. “Тайный свидетель”, которого анонсировал адвокат защиты Пашаев, заявил в суде что актёр находился на пассажирском сиденье попавшей в ДТП машины. А жена Ефремова на допросе рассказала, что тот пьяным за руль никогда не садился. В свою очередь, пострадавшая сторона уверена, что адвокат Пашаева занимается подкупом свидетелей. Подробности 8 дня слушаний скандального дела – в материале корреспондента “Вестей FM” Марии Скородилко.

Виновен или нет? Ответ на главный вопрос в скандальном деле Ефремова будет получен совсем скоро. Чем ближе приговор – тем больше секретов у Пашаева.

ПАШАЕВ: Вот я с вами разговариваю – могу сейчас упасть и все. Умереть! Может быть? Может! Вы такие прекрасные, как я могу не рассказывать вам ничего? Все расскажу.

Похоже, адвокаты Ефремова сегодня вернулись в реальность. Тактика защиты актера теперь “земная” и понятная всем: актер – заслуженный, человек щедрый, что натворил – понимает, хоть вину и не признаёт. Замолвить слово за товарища идут друзья и коллеги. А еще – жена. Ее актер просил позвать в качестве свидетеля – его душевных терзаний, ведь на месте аварии супруга Ефремова не была. Так и сказала суду: “Была на даче, обо всем узнала из Интернета. И сразу – домой: отпаивать мужа”. Водой – водки ему уже хватило. Больше всего жена злится на тех, кто был с Ефремовым в тот вечер. Говорит, напоили и бросили. О проблемах с алкоголем – знают все. Водителя не нанимали, машина была единственным «шансом на трезвость». Протрезвел актер после аварии лишь на третий день. Ефремов переживал и даже писал стихи о том вечере. А потом – забыл все. Софья – ревнива, хотя что ее муж делал в Казарменном переулке и у кого ночевал в ту ночь ее не волнует. Говорит, о “музах “супруга узнает сама. Уже на улице жена артиста не проронит ни слова.

Коллеги Ефремова просто не верят: пьяный, да за руль – никогда, говорит актер Михаил Горевой.

ГОРЕВОЙ: На моих глазах пьяным за руль? Да никогда! Я бы ему не только сказал, но и указал! Все, братцы, спасибо! Всем добра и счастья.

Ефремов – известный артист, и Пашаев просит суд не забывать о титулах. Он ведь – “заслуженный”. На это защита родных Захарова выдает: негоже «заслуженному» свидетелей подкупать. Говорят, есть тому доказательства.

Тем временем защита актера вызывает еще одного очевидца – мужчину – правда, слепого на один глаз. На втором – “минус 3”. Об этом он заявил, отвечая на вопрос обвинения. И это еще что! В день аварии он выпил полтора литра крепкого пива. Свидетель уверяет: все это не помешало ему увидеть момент ДТП и все запомнить. У сидевшего на водительском кресле были глаза карие. Молодой, темные волосы, в клетчатой рубашке и жилетке. Необъяснимо, но факт: описание очень совпадает с внешностью актера Ивана Стебунов. Он и правда приезжал на место аварии. А Ефремова за рулем свидетель не видел.

СВИДЕТЕЛЬ: Легкий такой жилет был, ну, как накидка. Почему я узнал? Потому что я помню, как он лез рукой в карман, когда мне угрожал... Я знаю, что такое куртка, что такое футболка. Но на данный момент это была жилетка.

Защита Захаровых свидетелю не верит. Пашаев показывает суду скриншоты с записей видео. На них некий человек в белой футболке якобы выходит из джипа Ефремова. Обвинители не видят на фото ничего, кроме «белого облака». И все же судья включает кадры в материалы дела. То ли свидетель в тот вечер пьян был не меньше Ефремова, то ли прокурор не верит Пашаеву (ведь он говорил, что проверил своего "тайного очевидца" на полиграфе), но обвинение устраивает тест: свидетелю показывают видео из материалов дела. Себя на них он не видит и выдает: запись сфабрикована. Защита Захаровых вновь намекает: свидетелю заплатили. Мужчина утверждает: за показания ему денег не давали. Разве что билет из Иванова в Москву купили, накормили и в хостеле спать уложили. Становится ясно: свидетель лжет. На кадрах с камер уличного видеонаблюдения его в момент ДТП нигде нет. Ефремову становится плохо. Скорая не нужна – помогает лекарство. На выходе из суда свидетель прячет лицо и убегает от журналистов. Добровинский уверен: таких людей нужно наказывать. Это – статья.

ДОБРОВИНСКИЙ: Свидетель не заслуживает доверия. И есть еще одна вещь – суд может вынести частное определение о возбуждении уголовного дела за лжесвидетельства. А это – от 2 до 5 лет.

Между тем иск старшего сына Захарова к актеру увеличился на миллион. Ровно столько, по его мнению, стоит совет актера “купить не слышащим его родственникам погибшего слуховой аппарат”.