19:40, 29 ноября 2021

300 томов "дела Арашуковых": в чём обвиняют фигурантов

В Московском городском суде продолжился процесс по громкому "делу Арашуковых". Отец и сын – Рауль и Рауф – обвиняются в создании преступного сообщества, а также в организации убийств двух человек. Рауль Арашуков возглавлял газораспределительные предприятия на Северном Кавказе, а Рауф был сенатором от Карачаево-Черкесии. Всего на скамье подсудимых – 20 человек. Им инкриминируется превышение должностных полномочий, а также растрата и присвоение чужого имущества. Пункты этих статей подразумевают наказание от 15 до 20 лет лишения свободы, а главным фигурантам может грозить и пожизненный срок. В Мосгорсуде сегодня побывал обозреватель "Вестей FM" Сергей Артемов.

Бандитизм, шантаж и воровство переплелись в 300 томов громкого уголовного дела. На скамье подсудимых в Мосгорсуде – 20 человек. Главные фигуранты – 61-летний Рауль Арашуков, ранее дважды судимый еще в 80-е годы за хищения; затем он выбрал путь инженера в газовой сфере и к 2007 году вырос в руководителя холдинга, который управлял газосбытовыми компаниями всего СКФО; и его сын – Рауф Арашуков, 35 лет, "прославленный" стремительной карьерой на ниве госуправления. В 18 лет он был избран городским депутатом в Ставрополе, где тогда трудился его отец. В 21 год стал министром труда и социального развития КЧР. Затем в течение 10 лет был по очереди главой Хабезского муниципалитета в Карачаево-Черкесии, депутатом регионального парламента, первым вице-премьером правительства республики, и в 31 год Арашуков стал самым молодым сенатором в России, представляя правительство Карачаево-Черкесии в Совете Федерации.

Арашуковы были задержаны 30 января 2019 года, причем Рауфа взяли под стражу прямо в здании на Большой Дмитровке, где за несколько минут до того Совет Федерации проголосовал за лишение его иммунитета. Арашуков несколько раз в ходе специального доклада генпрокурора пытался выйти из зала, но Валентина Матвиенко ему это не позволила, а затем офицеры ФСБ и следователи надели на него наручники. Вот как глава сената комментировала этот эпизод закрытого заседания верхней палаты сразу после его завершения.

МАТВИЕНКО: Он пытался подняться наверх и уйти с заседания. Я сказала ему, чтобы он сел на место, потому по действующим правилам, по регламенту он имел право выступить и дать свои пояснения. Я предложила ему – он вернулся, надо отдать ему должное. Я предложила ему взять слово, чтобы дать пояснения. Он от этой возможности отказался, это тоже его право.

Рауль Арашуков в тот же день был арестован в Санкт-Петербурге.

Всего по делу проходят 20 человек, обвинения всем предъявлены очень серьезные. У 17 – статья 210, часть 3: "Организация преступного сообщества с использованием служебного положения". Наказание – от 15 до 20 лет лишения свободы. У 16 – статья 160, часть 4, "Присвоение или растрата чужого имущества, совершенные организованной преступной группой либо в особо крупном размере"; до 10 лет лишения свободы. У четверых – статья 286, часть 3, "Превышение должностных полномочий с причинением тяжких последствий"; от 3 до 10 лет лишения свободы. У троих – статья 306, часть 2: "Заведомо ложный донос с обвинением лица в совершении тяжкого преступления"; до 3 лет лишения свободы. И у обоих Арашуковых, в отличие от остальных, еще и статья 309, часть 4: "Подкуп или принуждение к даче ложных показаний, совершенные организованной группой либо с применением насилия"; от 3 до 7 лет. А также – самая тяжелая: статья 105, часть 2 – "Убийство двух и более лиц, совершенное организованной группой из корыстных побуждений, сопряженное с разбоем и бандитизмом"; от 8 до 20 лет либо – пожизненное заключение.

После ареста Рауфа Арашукова появилась информация, что ему требуется переводчик из-за плохого знания русского языка. Адвокат Арашукова Анна Ставицкая пояснила, что ее клиент сразу сказал, что в переводчике не нуждается, а его слова потом исказили. Сам же Арашуков проблем с языком не испытывал. Через месяц пребывания под следствием он жаловался лишь на невнимание и странного, по его словам, соседа по камере:

АРАШУКОВ: 1, 5 дней – без внимания. Знают, что я отказался от их еды тюремной. После карантина, когда меня переселили в другую камеру, я оказался в камере с осужденным уже на 18 лет по 205-й статье за терроризм. С террористом в камере оказался! Действующий член Совета Федерации Российской Федерации! Где такое возможно вообще, где допущено? Что вообще происходит?

В июле этого года начались судебные слушания по существу. Обвинение основано на факте двух убийств весной 2010 – лидера молодежной организации "Адыгэ Хасе" Аслана Жукова и советника президента КЧР Фраля Шебзухова. Киллеры были довольно быстро найдены и осуждены. И еще тогда на следствии они давали показания о причастности Арашуковых к этим преступлениям.

Однако высокопоставленные друзья – сотрудник МВД республики Тимур Бетуганов и 2 следователя из регионального следственного управления Казбек Булатов и Андрей Филиппов, как изложено в материалах дела, – покрывали тогда Арашуковых и выводили их из круга потенциальных подозреваемых в заказе убийств. Все трое тоже сейчас проходят по этому делу.

Притом следствие объединило эти эпизоды с десятками фактов хищения газа в северокавказских регионах на общую сумму 3 миллиарда 800 миллионов рублей и растраты сверх того 750 миллионов из бюджетов газовых компаний.

Рауф Арашуков называет судебное преследование "политическим заказом". Он уверен, что свидетели подкуплены, чтобы оговорить его и его семью.

Кстати, и двоюродный брат Рауфа – Руслан, бывший гендиректор газораспределительных сетей Астраханской области, – тоже среди подсудимых.

И в июле же Басманный суд постановил изъять у Арашуковых 72 объекта недвижимости и 14 автомобилей на общую сумму 1,3 миллиарда рублей. С иском выступила прокуратура, указав, что эта оценка в несколько раз превысила заработки отца и сына за всю их трудовую деятельность.

Объем материалов превышает 300 томов. Сегодня – 14-е по счету заседание. Оно проходило в очном режиме – без видеосвязи. Все подсудимые были доставлены в Мосгорсуд, туда же пришли свидетели и адвокаты. Остальным, в том числе и журналистам, по санитарным соображениям вход даже в здание суда запрещен.

Юристы, которые наблюдают за этим процессом, предсказывают, что он будет долгим. Предыдущие заседания постоянно откладывались: то "не доставили подсудимого", в следующий раз – "подсудимый, который был под подпиской о невыезде, не явился", остальные, как сказано, – "по иным причинам". Правила судопроизводства, если рассматривается дело о преступной группе, четко требуют присутствия всех подсудимых в зале. Если нет даже одного из них, слушания откладываются. А для уголовных разбирательств, в отличие от гражданских тяжб, не существует жесткого предельного срока, когда вердикт должен быть обязательно вынесен.