Октябрьская революция - великое событие или трагедия для России? Рассуждает Сергей Михеев. 

КОРНЕЕВСКИЙ: Сергей Александрович, но вот все-таки Октябрьская революция – это что было? Это была катастрофа для страны или это был действительно рывок в будущее, но такой вот ценой?

МИХЕЕВ: Любая революция - скорее, катастрофа. Почему? Потому что любая революция сопровождается сначала разрушением, а потом уже неким созиданием. А разрушение всегда ведет к жертвам и бедам. Знаете, было бы здорово некие изменения научиться проводить без революции. Вот это было бы реальное ноу-хау, если хотите.

КОРНЕЕВСКИЙ: Для России, да?

МИХЕЕВ: Для России, для кого угодно. Это было бы правильно. Потому что сначала годы разрухи и голода, кровопролития, причем братоубийственного кровопролития, а уже потом, может быть, даже вопреки этой разрухи, вопреки этому кровопролитию - созидание чего-то нового. Потому что, конечно, даже если смотреть на советскую историю, на мой взгляд, в значительной степени то, что делал Сталин, на самом деле противоречило тому, что задумывалось изначально революционерами.

КОРНЕЕВСКИЙ: Все очень изменилось, да?

МИХЕЕВ: Я лично считаю, что не надо врать себе по поводу того, что было до революции, и не надо врать себе по поводу того, что было после революции. Потому что у нас в основном люди разделились на 2 лагеря: одни врут про то, что было до 1917 года, другие врут про то, что было после 1917 года. И они отстаивают друг перед другом их мифическую действительность.

КОРНЕЕВСКИЙ: Вы имеете в виду - идеализируют?

МИХЕЕВ: Идеализируют. Одни говорят, что до 1917 года была просто райская жизнь, а потом наступила катастрофа, другие говорят, что до 1917 года был ужас, а вот после 1917 года началась настоящая жизнь. На мой взгляд, если говорить о стране в ее исторической преемственности, проиграли и те и другие: и те, кто формально проиграл, и те, кто формально выиграл. Потому что в целом проиграла Россия, которая лет на 10 погрузилась в разруху, скажем честно, из которой потом с большим трудом вылезали. И даже в советских учебниках обозначена цифра  - около 10 миллионов убитых и погибших от голода, болезней, эпидемий. Слушайте,  10 миллионов – это не шутки! Это немало, мягко говоря. А потом уже стали созидать, да, это принесло очень неплохие результаты, существенные действительно, но ценой невероятных усилий – это во-первых, а во-вторых, все-таки еще раз повторю, в значительной степени вопреки тому, что там задумали революционеры. В конце концов, знаете, если все так шло поступательно, то почему ледоруб попал в голову Троцкого? Почему Владимир Ильич Ленин по факту был отстранен от руководства в последние годы? Почему огромное количество пламенных революционеров потом как-то вот странным образом были расстреляны? На мой личный взгляд, мое субъективное мнение, потому что Сталин, кроме борьбы за власть, в какой-то момент понял, что с этими людьми государство строить нельзя.

КОРНЕЕВСКИЙ: Они же за “пожар мировой революции”.

МИХЕЕВ: Они просто за пожар в принципе, они не за государство. А Сталин в какой-то момент понял, что нужно государство каким-то образом строить. Для того чтобы как-то существовать, придется бороться хотя бы за территориальную целостность. Хотя бы! Многим революционным идеям, если честно сказать, это противоречило. На мой взгляд, эту историю надо в ее последовательности изучать. Поэтому было бы неплохо, если бы уроки истории мы могли бы извлекать, не сопровождая это пролитием целых рек крови! А так, конечно, советская эпоха дала довольно много достижений, более того, этими достижениями пользуются в мире, начиная от каких-то технических вещей и заканчивая какими-то социальными.

Также в программе:

- О саммите АТЭС во Вьетнаме и развитии Дальнего Востока.  

Полностью слушайте в аудиоверсии.