Темы: Встреча Путина и Трампа на полях саммита G20.

"Роснефть" предложила купить доли в четырех проектах по добыче американскому нефтегазовому гиганту ExxonMobil.

Ведущие - Никита Кричевский и Сергей Корнеевский.

КРИЧЕВСКИЙ: Говорят, а вот Роснефть, а вот протекционизм, а вот что-то еще. И все начали понимать, что цемент отношений, прежде всего со стороны Трампа, вне всякого сомнения - экономика. Хотя, конечно, мы должны понимать, что Трамп не может в одностороннем порядке не то чтобы поступиться своими принципами, но показать свою слабину.

КОРНЕЕВСКИЙ: Хорошо. А то, что сейчас Трамп приехал в Польшу и там его встречали просто как коммунистического лидера, согнали на митинг людей? И сейчас Польша готова диверсифицировать свои поставки газа.

КРИЧЕВСКИЙ: Пока не готова.

КОРНЕЕВСКИЙ: Ну, не готова …

КРИЧЕВСКИЙ: У них контракт - до 22-го года.

КОРНЕЕВСКИЙ: И Трамп говорит об энергетической безопасности Европы.

КРИЧЕВСКИЙ: Да, да. Вы посмотрите, он совершенно откровенно лоббирует интересы производителя сланцевого газа в США. Совершенно откровенно. Он приедет и скажет: Владимир Владимирович, давайте мы с вами посмотрим на европейский рынок газа. Может быть, у нас там будут общие точки соприкосновения? Они дадут указания своим помощникам – и процесс пошел.

КОРНЕЕВСКИЙ: Я не совсем понимаю, в чем могут быть точки соприкосновения? Сейчас мы полностью там торгуем.

КРИЧЕВСКИЙ: Мы не полностью, там порядка 35.

КОРНЕЕВСКИЙ: Ну, да, 30 процентов. А Трамп пришел и начинает нас оттуда выдавливать. И при этом говорит о точках соприкосновения?

КРИЧЕВСКИЙ: Это процесс объективный. Это первое. Второе. Политические соглашения всегда покоятся на фундаменте экономики. И третье. Это - личные контакты, флюиды, которые возникают между двумя лидерами.

КОРНЕЕВСКИЙ: Мы ничего не можем с этим сделать. Нам придется каким-то образом договариваться все-таки?

КРИЧЕВСКИЙ: Безусловно. В обмен на что?

КОРНЕЕВСКИЙ: Да, я не понимаю, а что нам? Вот мы уступим им, допустим.

КРИЧЕВСКИЙ: Когда Путин вернется, пригласите его в студию и спросите: Владимир Владимирович, в обмен на что? Вот мы согласились на это, а чем мы поступились?

КОРНЕЕВСКИЙ: Интересно, на что мы согласимся?

КРИЧЕВСКИЙ: Я не думаю, что мы сильно поступимся, потому что, еще раз повторю – это объективный процесс, и прежде чем складывать лапки и ложиться кверху, нам нужно посмотреть, как этот процесс возглавить. Как быть во главе процесса для того, чтобы, скажем, совместно с Америкой смотреть на ситуацию на европейском рынке газа. Но перед саммитом вышла еще одна очень интересная публикация о том, что "Роснефть" предложила ExxonMobil долю в разработке крупнейшего в России Русского месторождения.

КОРНЕЕВСКИЙ: ExxonMobil, бывший глава Тиллерсон. Сейчас он - госсекретарь.

КРИЧЕВСКИЙ: Кавалер ордена Дружбы, человек, близко знающий и Владимира Путина, и Игоря Сечина.

КОРНЕЕВСКИЙ: Может это как-то помочь?

КРИЧЕВСКИЙ: Безусловно. Хотя, конечно, формально Тиллерсон не имеет никакого отношения к бизнесу, он порвал все связи с ExxonMobil и прочее, прочее. Это все правильно. Но это - налоги. Это - рабочие места. Это - продажа технологий, это - дополнительная выручка. Ведь ExxonMobil после того, как были объявлены санкции на работы на шельфе (там трудноизвлекаемая нефть), она была вынуждена свернуть свое сотрудничество с "Роснефтью", а там только две компании сидят – "Газпром" и "Роснефть". Я имею в виду шельф. И ушла, потому что санкции. А Русское месторождение - на суше.

олностью слушайте в аудиоверсии.

r