Московский финансовый и Восточный экономический форумы.

Экономические итоги уходящей недели в эфире "Вестей ФМ" подвели Никита Кричевский и Сергей Корнеевский.

КРИЧЕВСКИЙ: Пришла госпожа Набиуллина – всё завертелось. Но здесь нужно было, я ещё раз повторюсь, проявлять постоянно очень твёрдый, железный практически характер. И вот то, что случилось в конце 2014 года, когда с 11 до 17 годовых за одну ночь повысили ставку рефинансирования…

КОРНЕЕВСКИЙ: Это было проявлением характера?

КРИЧЕВСКИЙ: Это было как раз проявлением слабости. Но выводов тогда никто не сделал. И вот сегодня мы оказываемся в ситуации, когда с мелочёвкой более-менее разобрались, и теперь затрещал крупняк! То есть что такое банки? Это связующее звено для всего реального сектора экономики. Весь реальный сектор сегодня сидит и не знает, что будет завтра с "Открытием", с БИНом, ещё с кем-то.

КОРНЕЕВСКИЙ: И в чём тогда проблема? Они не могут нормально работать, планировать свою деятельность, да?

КРИЧЕВСКИЙ: Конечно! Конечно, они понимают, что надо то ли уходить, то ли переходить, то ли ещё что-то делать. И в этой ситуации строить какие-то долгосрочные, да даже среднесрочные планы, на мой взгляд, не очень хорошо. Я очень боюсь, заканчивая эту тему, что после ухода госпожи Набиуллиной, если вот ровно так всё и пойдёт, мы увидим если не руины, то очень-очень потрёпанный банковский сектор по сравнению с тем, что могло бы быть, скажем, на начало 2017 года. Но это - моё личное мнение, я в данном случае его никому не навязываю, и дай бог, чтобы это не произошло! Я, наоборот, двумя руками "за"! Но разговоры о том, что госпожа Набиуллина говорит, что да, мы не будем наращивать госприсутствие в банковском секторе, и тут же понимаешь, что есть Банк ВТБ, а это - банковская группа, есть Сбербанк, и теперь 75% акций "Открытия" тоже принадлежат фактически государству, она говорит: "А мы больше не будем". Так у вас ещё и "Траст" есть, у вас ещё впереди - прочие банки, где вам придётся делать ровно то же самое, что вы делали с "Открытием"!

КОРНЕЕВСКИЙ: Но у неё был выход другой? Это же объективная реальность.

КРИЧЕВСКИЙ: Выход заключался в том, что вот ту кампанию, которая стартовала в начале лета, нужно было купировать в зародыше. Нужно было сажать мужиков, которые стояли за интересами, например, "Югры" и "Открытия", других банков, и нужно было договариваться. Нужно было устранять вот эту волну, нужно было её гасить. Волну, которая в итоге вылилась в то, что "Югры" сегодня нет, и не важно в данном случае, кто пострадал, кто за этим стоит. Деньги там потеряны жуткие. А сегодня разговор идёт уже о санации "Открытия", и никто не знает, какой будет, в простонародье, "дыра в балансе". Больше того, люди начинают думать о том, что… Вы понимаете, что происходит? Люди начинают думать, что это за счёт налогов будет спасаться чей-то бизнес.

КОРНЕЕВСКИЙ: А на самом деле за счёт чего?

КРИЧЕВСКИЙ: На самом деле за счёт кредитов ЦБ. То есть ЦБ вложит туда деньги. А мне говорят: "Это - эмиссия".

КОРНЕЕВСКИЙ: А кто их вернёт?

КРИЧЕВСКИЙ: Банк "Открытие". После того как пройдёт финансовое оздоровление, естественно, он завернёт их обратно. И Набиуллина говорит: "Мы продадим этот банк на рынке потом", - то есть не стратегическому инвестору, которым потенциально мог бы быть какой-нибудь другой крупный государственный или частный банк, а просто выйдем на рынок и продадим.

КОРНЕЕВСКИЙ: Но ведь продать получится, скорее всего, крупному государственному банку.

КРИЧЕВСКИЙ: Я не знаю, зачем это говорится. Крупный государственный банк – это стратегический инвестор. Рынок – это, абстрактно, мы с вами в том числе. Я не знаю, зачем это говорится, потому что ситуация такова, что на моей памяти не было ни одного банка, который после санации могли бы успешно продать.

Полностью слушайте в аудиоверсии.