Борьба с коррупцией. Операция "Чистые руки".

Гость - профессор юридического факультета МГУ Павел Яни

Ведущие - Никита Кричевский и Сергей Корнеевский.

ЯНИ: Существуют две модели противодействия коррупции. Одна из них была представлена лет, наверное, 15-20 назад в пособии Transparency International. Эта концепция основана преимущественно на мягких мерах противодействия вот этому злу. Но дело в том, что в основе той концепции - сочетание трех сил общественных: это власть, капитал и гражданское общество. То есть в тех странах, где гражданское общество существует, эта модель работает. У нас она не работает, потому что гражданского общества в том понимании, в понимании авторов концепции, в России нет, не существует. Гражданское общество – это сила, равная по своей мощи, потенциальному и реальному воздействию власти капитала. Это - правозащитное движение; безусловно, это - такое состояние общества, когда никто не позволяет (граждане, я имею в виду) вытирать о себя ноги. У нас, к сожалению, это не так. Малейший конфликт - он решается в суде, и не заканчивается эта битва, пока человек не победит, не победит государство, во всяком случае, не сделает все, чтобы победить государство. У нас этого нет. Поэтому я основываю свою позицию противодействия коррупции на другом подходе, который был в 90-х годах применен в Италии – операция "Чистые руки". Я выступил в свое время рецензентом книги Бернетта и Мантовани "Итальянская гильотина: Операция "Чистые руки".

КРИЧЕВСКИЙ: В чем смысл, подход?

ЯНИ: В чем смысл? Был у них такой прокурор - Борелли.

КРИЧЕВСКИЙ: Комиссар Каттани у них еще был.

ЯНИ: Это персонаж вымышленный. А Борелли был настоящий.

КРИЧЕВСКИЙ: А адвокат Терразини?

ЯНИ: Не знаю.

КОРНЕЕВСКИЙ: Это из "Крестного отца".

КРИЧЕВСКИЙ: Это из фильма "Спрут".

ЯНИ: В общем, они создали то, что авторов этого исследования назвали "прокурорской властью". Они добились того, что деятельность практически всех политических партий в Италии была прекращена, кроме коммунистов. Только самоубийств высших чиновников авторы насчитали 3 десятка. Если это - коррупционеры, то об этом можно только мечтать. Они сказали, что этот прокурор Борелли уничтожил "взяткоград" – забавная такая цитата, "взяткоград"- и создал город закона. Вот, что они сделали. Итальянцы тоже считали, что невозможно победить это все. Но вот, смотрите, произошло же! Может быть, мы рано или поздно дойдем то такого понимания.

КОРНЕЕВСКИЙ: А в чем подход-то был?

ЯНИ: Жесточайшее применение репрессий! Жесточайшее. Чиновник сам по себе с собой справиться не может, он же лишен по определению всякой морали – общественной, религиозной.

КРИЧЕВСКИЙ: А кто санкционировал это?

ЯНИ: В этом-то и вопрос, что они воспользовались очередным кризисом в верхах политических итальянских и стали играть собственную политическую роль, вот этот самый Борелли.

КРИЧЕВСКИЙ: Прокурор?

ЯНИ: Да! И у них получилось, у них вышло. Поэтому я в свое время, лет 15 назад, опубликовал статью, она так и называется: "В борьбе с коррупцией помогут только репрессии". Но, уважаемые коллеги, подчеркиваю, я не говорю о необходимости репрессий в виде лишения свободы. Надо ударить по его корыстной мотивации, его надо лишить имущества!

Полностью слушайте в аудиоверсии.