программа: Неделя в цифрах
20:08, 22 июня 2018

Так повышать пенсионный возраст – значит ставить крест на мечте

Повышение пенсионного возраста.

В студии – экономист Никита Кричевский.

Ведущий – Сергей Корнеевский.

КРИЧЕВСКИЙ: С пенсионным возрастом – ровно такая же история. Потому что кто-то решил, что это будет правильно – кто-то, сидя там, в своих бухгалтерских дебрях, в тиши уютных кабинетов, где-нибудь в районе московской Якиманки, в Александр-хаусе – там центр стратегических разработок.

КОРНЕЕВСКИЙ: Алексей Кудрин.

КРИЧЕВСКИЙ: Да. Он решил, а что, 65, 63 – да подумаешь! И смог убедить. А вот если бы вы сидели на месте Медведева, я бы вас тоже убедил.

КОРНЕЕВСКИЙ: Вы меня легко убедите.

КРИЧЕВСКИЙ: Хватит клацать на компьютере, Сергей Андреевич! Хватит клацать.

Я бы вас легко убедил. Я бы привел массу аргументов, я бы сказал: ну, это же в каком году было принято? В 30-м, в 56-м, вообще-то.

КОРНЕЕВСКИЙ: Но неважно, можно сказать, в 30-е.

КРИЧЕВСКИЙ: Можно сказать. Там же была продолжительность жизни на уровне... 60 лет не пересматривалось. 80 лет не пересматривалось. Сергей Андреевич, вы посмотрите – будучи пытливым человеком, я бы, на вашем месте, посмотрел, какова была продолжительность жизни? Вы бы увидели 43-44 года. Так что – Сталин был идиотом? Нет. Просто продолжительность жизни меряется несколько иначе.

КОРНЕЕВСКИЙ: Как?

КРИЧЕВСКИЙ: Ну, она меряется исключительно исходя из того, сколько людей погибло в трудоспособном возрасте, ушло из жизни. А ведь там – революция, войны, репрессии, в конце концов.

КОРНЕЕВСКИЙ: То есть не отражал показатель реальность?

КРИЧЕВСКИЙ: Я же ведь не зря в тот раз говорил, что повышение пенсионного возраста – это, по сути, нельзя говорить слово "украли", но это – крест на ментальной русской мечте о том, чтобы выйти на пенсию, ничего не делать и получать за это какие-то деньги.

КОРНЕЕВСКИЙ: Но ведь размер пенсии был такой маленький, сейчас его хоть увеличат.

КРИЧЕВСКИЙ: Но в Советском союзе все было по-другому. До этого был загробный рай, после этого – коммунизм. В Советском союзе – коммунизм. Когда оказалось, что коммунизм – это тоже фикция, осталась пенсия. То есть жить и ничего …

КОРНЕЕВСКИЙ: Знаете, какая главная ценность была у пенсионера? Не деньги и не то, что ничего мог не делать, а у него было время, чтобы стоять в очередях. Вот главная ценность была советского пенсионера.

КРИЧЕВСКИЙ: Но это – ерунда. Вы уж не усугубляйте, как человек, который в Советском союзе не жил.

КОРНЕЕВСКИЙ: Я жил 5 лет.

КРИЧЕВСКИЙ: 5 лет, вы ничего не помните. Я-то жил несколько больше, чем вы. Я должен сказать, что у советских пенсионеров была масса занятий, которым они могли посвящать свое свободное время. В конце концов, советские пенсионеры занимались, между прочим, еще помимо того, что они помогали своим среднего возраста деткам, они в том числе нянчились с их детками. Вот я, например, вырос у бабушки с дедушкой.

КОРНЕЕВСКИЙ: Так и я во многом тоже.

КРИЧЕВСКИЙ: Да, до трех лет, я вырос, потому что маме надо было работать, а бабушка с дедушкой были на пенсии, и они совершенно спокойно меня растили. Конечно, мама помогала по продуктам и так далее, но они могли себе это позволить, и параллельно они активно участвовали в общественной жизни. Они активно участвовали в общественной жизни. Но это было еще поколение ветеранов войны, поэтому там несколько иные законы были. Я не об этом. Я о том, что ведь это все люди помнят. Но вдруг пришел кто-то и сказал, а вот – 65, 63. И народ, увидев, что на мечте можно ставить крест, начинает возмущаться.

Полностью слушайте в аудиоверсии.