Изоляция Приднестровья: почему российским миротворцам перекрывают путь в регион? Об этом Елена Щедрунова поговорила с политологом Алексеем Мартыновым и военным обозревателем Виктором Литовкиным.

Щедрунова: После того, как в августе 1991 года и в последующие месяцы стало понятно, что Советского Союза нет и каждый решает свою судьбу сам, и началось противостояние в Молдавии, да?

Мартынов: Совершенно правильно, да-да, противостояние. Но надо сказать, здесь это важно, просто об этом уже забыли. Собственно, Молдавия, Кишинев тогда стал одним из очагов, знаете, русофобии. Два таких было очага - Вильнюс в Прибалтике и Кишинев. То есть там опять возобновились еврейские погромы, стали избивать людей за русскую речь на улицах и так далее. Это все имело место, просто сегодня это сильно забыто. Приднестровье до 1992 года вплоть до начала боевых действий имело представительство в молдавском парламенте, как положено там было, по-моему, 12 депутатов, которые ездили на эти заседания и участвовали в жизни Молдавии, пока не начался просто примитивный мордобой, то есть под угрозой жизни они прекратили это делать. В 1992 году правители в Кишиневе решили, что возможно силовым путем прекратить существование Приднестровского государства и просто ввели войска, причем не просто войска, а силы МВД и плюс еще так называемые комбатанты, то есть типа добровольцев. На самом деле это выпущенные из тюрем уголовники.

Щедрунова: И спасло Приднестровье только наличие там 14-й армии.

Мартынов: Не совсем.

Литовкин: Спас Приднестровье генерал Александр Иванович Лебедь.

Мартынов: Строго говоря, я прошу прощения, генерал Лебедь приехал в Приднестровье уже позже, когда практически война была закончена.

Литовкин: Нет, я тут тоже могу поспорить, потому что именно Александр Иванович Лебедь применил тяжелую артиллерию против этих молдавских полицейских, они полицейские были, не милиция, а они были полицейские. И, конечно, вот такой залп крупной артиллерии 122-152-миллиметровых пушек отрезвил молдавских полицейских и молдавское руководство и как бы подтолкнул к переговорам по урегулированию приднестровского конфликта.

Мартынов: Надо здесь обязательно отдать должное тому, что приднестровцы отчаянно защищали свою землю. И, по большому счету, они молодцы, то есть они действительно с оружием в руках отстояли свое право жить на своей земле и так, как они хотят.

Литовкин: Это, безусловно, так было.

Щедрунова: То есть это была, что называется, в полном виде гражданская война.

Литовкин: В полном виде нельзя было сказать, но все-таки она шла по Днестру.

Щедрунова: Да-да, когда я говорю "гражданская война" - все-таки это люди, которые вместе жили в одном государстве, и от такого более масштабного конфликта спасло, еще раз повторю, наличие 14-й армии, решительные действия Александра Лебедя. Вот эту его стрельбу все вспоминали потом долгие годы, лет 10. Сейчас подзабыли. А вот лет 10 - это точно очень хорошо все помнили. Но ведь, в итоге... Кстати, еще одну вещь мы не сказали, что основное население Приднестровья - это украинцы и русские. Вот это важный момент.

Мартынов: И молдаване. Вот это принципиально важный вопрос, что конфликт в Приднестровье не носил межнационального характера, он носил характер принципиальный.

ИЗ ПРОГРАММЫ:

Алексей Мартынов

"Кто-то очень хочет разморозить приднестровский конфликт".

"Молдаване - мирные люди, им это не надо!"

Виктор Литовкин

"Вряд ли Украина осмелится сбивать наши самолёты".

Полностью слушайте в аудиоверсии.