Тема: Дебаты основных кандидатов на пост канцлера Германии Ангелы Меркель и Мартина Шульца.

Ведущий - писатель, публицист Владимир Сергиенко.

Соведущий - Александр Андреев.

СЕРГИЕНКО: Я вот нервничать начинаю, когда говорят, что Меркель победила. 24 сентября - вот тогда она победит или не победит. До этого ещё идёт борьба, и в рамках этой борьбы была телевизионная дуэль. И ошибки, которые сделали пиарщики, спичрайтеры (это те, кто тексты подготавливают), вообще те, кто готовил Шульца - такое ощущение, что они всё время ему подсовывают какую-то свинью. Вот ощущение. Ощущение, что два интеллигентных человека, один - на работе, и между канцлерамтом и собственным домом заскочила на телевидение, там поговорила о чём-то, а второй... "Да, поговорите!" – "Ой, нет, вы поговорите!" – "Нет, вы!". Ещё чуть-чуть – обниматься начали бы.

АНДРЕЕВ: Да. Вот я хотел спросить: дуэль или дуэт?

СЕРГИЕНКО: Не дуэль абсолютнейшая. Не дуэль. Не абсолютнейший дуэт - тоже. Они не подходят друг другу по дуэту. Но чёрт кроется в мелочах. И некоторые моменты - просто смешные, но для профессионального глаза они были заметны.

Вот простой момент. Один человек - лысый, и камера установлена так, что мы смотрим на него чуть-чуть свысока. То есть зритель смотрит на него чуть-чуть свысока.

АНДРЕЕВ: Чтобы всё видеть. Хотя можно было скрыть.

СЕРГИЕНКО: А другой человек – женщина, она говорит всё время прямо в камеру, и такое ощущение, что она прямо с тобой разговаривает. Вот уже! Где команда одного из кандидатов, где конкретно команда Шульца, чтобы допустить такой прокол? Эти 3 сантиметра, на которые камеру установили выше, уже играют роль в психологии восприятия тех, кто пойдёт голосовать.

АНДРЕЕВ: Ну, а, может быть, Шульца его нынешнее положение и будущее положение устраивает, он со всем согласен и готов подпевать, для того чтобы канцлер осталась канцлером и выглядела хорошо.

СЕРГИЕНКО: А оно так и есть! Эдакий танец, на который пригласил мужчина женщину. Один – действующий канцер, второй – кандидат в канцлеры, и при этом так он думает: "Один я точно станцевать не смогу, а вот с ней… А вдруг она шефиней моей будет?" – тоже ж вариант, особо не похамишь.

Конечно, не хватило перчинки и изюминки, если бы, вот скажем… Представим такой типаж, как Трамп, на выборах был бы и так жёстко стал критиковать, и говорит: "Так, Меркель, ты была канцлером, несёшь ответственность. Ты здесь неправильно поступила. Вот здесь, здесь и здесь". А что делает Шульц? Он говорит… Я не знаю, у спичрайтера, если ему гонорар выплатили, этот гонорар надо назад забрать, так же, как у пиарщиков Шульца, которые в политтехнеологии ошибку за ошибкой допускают. А он говорит: "Мы сделали ошибку". Ты что, у власти был в Германии?! Ты канцлер, что ты говоришь: "Мы сделали ошибку"?! То есть что за абсолютно непрофессионализм в дуэли? С одной стороны.

А с другой стороны - я же не знаю, может, это абсолютно продуманная вещь, может, он работал не на зрителя, который жаждал дуэли, а, может, он работал на Меркель конкретно. И когда он ей говорил: "Мы сделали ошибку", да ему - всё равно, что зрители подумают, ему было важно, чтобы Меркель в первый раз услышала слово "мы". Он-то в Европарламенте сидел. Он не был в Германии, он не занимал ни одного кресла в кабинете министров. То есть вот чёрт, который в мелочах, когда я говорю про то, что кто ж поставил камеру на 3 сантиметра выше - досадная случайность, а может быть, пришли технологи из другого штаба? Но если ты - в предвыборной гонке, где твой штаб, где твои сотрудники, которые эти моменты мониторят?

Полностью слушайте в аудиоверсии.

r