Договориться не удалось: Пучдемон признал, что прийти к соглашению с властями Испании не получается. Что ждёт Каталонию?Гость “Большого формата” на волнах "Вестей ФМ" - журналист-международник Петр Федоров

ФЁДОРОВ: Если бы каталонцам дали возможность проголосовать спокойно, без угрозы насилия, и получили бы результат 39% или 40% за отделение, 60% - за единую целую Испанию, согласитесь, вот этих проблем бы не было.

БАДЬЕВА: А если бы результат был как с brexit? Ведь именно этого и боялись, не разрешая этот референдум.

ФЁДОРОВ: Ну, есть пример и другой – Шотландия. Которой пообещали расширение автономии, которой сказали: "Гады вы, шотландцы! Мы же вас так любим! Как же мы без вас жить будем? Как же мы без шотландской гвардии будем?"

БАДЬЕВА: Без ваших юбок!

ФЁДОРОВ: "Да шотландская доблесть и смелость – это часть Британской империи. Да что вы? Да как же так?" И что? Притом, что настроения очень сильные были за отделение, Шотландия остаётся в составе. Брекзит – немножко другая история. Это всё-таки не история сепаратизма. Это выход из структуры, к которой у британцев и прежде не было особой любви. Если вспомнить, как тяжело вступала Англия в общий рынок, с каким скрипом, с какими тяжелыми переговорами, Тэтчер требовала назад выплаченные взносы в сельскохозяйственный фонд, то… Это всё-таки другая история.

А что касается каталонцев, вот я вам предсказываю, что это так у них не пройдёт. Это не законченная ещё целиком история. Но при этом в основном я с вами согласен. В данной ситуации всё выглядит так, что Мадрид пересилил Барселону.

БАДЬЕВА: И что пересилила, извините за тавтологию, именно сила, с которой Мадрид действовал, и напор. Хоть это и не мудрое решение, как вы говорите, но в качестве результата, что касается результата, это, оказывается, ну, скажем так, эффективное решение проблемы.

ФЁДОРОВ: Это так. Но при этом я хочу привести слова посла Испании в Москве, который, описывая эту ситуацию в очень хорошем, пространном интервью, по-моему, газете "Известия", сказал, что вообще-то неверно говорить о противостоянии Мадрида и Барселоны, корректней в этой ситуации говорить о противостоянии центральной власти правительству Каталонии. Потому что говорить о том, что вся Барселона за выход, это некорректно. И в его словах есть огромная доля правды. Это так. Правда и ваша в том, что другие регионы с подобными настроениями задумаются о том, эффективны ли такие способы борьбы, как проведение референдумов. Посмотрим. Другое дело, что прав и Пучдемон, который говорит, что если Евросоюз никак не проявит себя в этой позиции, то можно - я немножко уточню, я не совсем точно его в самом начале процитировал – можно говорить о том, что Евросоюз кончен как демократическая структура. Не физически - не распался, не рассыпался, но в глазах очень многих людей конечно же престиж Брюсселя, официального Брюсселя как столицы Евросоюза, потерпел очень серьёзный урон. Очень! На мой взгляд.

Также в программе: 

проблемы у команды Трампа, требования Тиллерсона и др.

Полностью слушайте в аудиоверсии.