14:12, 27 октября 2020

«Надеюсь, вы сможете меня простить»: от тюрьмы Ефремова могло спасти покаянное письмо

Покаянное письмо. Стало известно о проекте документа, в котором адвокат от имени Михаила Ефремова пишет, что тот готов прилюдно просить прощения у родственников Сергея Захарова (он погиб в автоаварии, которую спровоцировал артист). Защитник Ефремова Андрей Алёшкин отмечает, что сторона потерпевших готова была просить суд о замене актёру реального тюремного срока на условный, если бы Ефремов поставил свою подпись под письмом. Сам же виновник ДТП мог только догадываться о существовании подобного текста: в день, когда Алёшкин хотел его с ним ознакомить, контракт с адвокатом был расторгнут. Подробности – у обозревателя «Вестей ФМ» Сергея Артемова.

В деле о гибели в автоаварии Сергея Захарова появились новые обстоятельства. Вернее, они могли бы стать таковыми, если бы дошли до обсуждения в суде. Защитник Михаила Ефремова Андрей Алёшкин сообщил, что он вместе с адвокатом потерпевших Александром Добровинским подготовил покаянное письмо от имени артиста. Проект текста Алёшкин разместил на своей странице в соцсетях.

АЛЁШКИН: Это была пятница. Мы, соответственно, встречались с Добровинским, общались. Он сказал, что деньги вторичны и хочется, чтобы были письменные извинения в адрес каждого потерпевшего, ну или же – коллективное письмо. И попросил этот текст, который сейчас опубликован, согласовать с Михаилом Олеговичем, чтобы он его подписал и направил потерпевшим. Мы хотели эти письма приобщить в суде как смягчающие обстоятельства, то есть, действительно, не просто извинился человек, а письменно извинился. И хотели к материалам уголовного дела добавить эти письма как подтверждение деятельного раскаяния.

Хронология, в изложении адвоката, такова. В четверг, 16 октября, они с Добровинским обсудили идею письма, и на следующий день текст был написан. Завершался он такими словами: «Надеюсь, вы сможете меня простить и согласитесь ходатайствовать за изменение моего срока на условный, чтобы у меня была возможность помогать вашей семье. Я знаю, что унижал вас перед всей страной, и я готов просить прощения на глазах у всей страны, поэтому, если посчитаете нужным сделать это публичным, я не буду против. Простите меня, бога ради!».

В тот же день Андрей Алёшкин сообщил о наличии письма семье Михаила Ефремова. И поскольку во вторник, 20 октября, начиналось апелляционное заседание Мосгорсуда, то в понедельник планировалось, что Ефремов подпишет письмо и оно тут же уйдет в суд. Однако вечером 18 октября "семья Ефремова" – так Андрей Алёшкин называет Софью, жену артиста, с которой он регулярно общался, – сообщила ему, что в письме нет необходимости. Никаких нарушений буквы закона и духа адвокатской этики в самом факте подготовки письма нет, прокомментировал нам адвокат. Да и родственники погибшего Сергея Захарова знали о письме, по его словам.

АЛЁШКИН: Это – проект письма. Я могу написать письмо от вас Иван Ивановичу; это не значит, что оно станет, так сказать, вашим письмом. Оно не стало письмом Михаила Олеговича, просто это письмо – демонстрация того, что стороны договорились. Оно показывает, чего хотели на самом деле потерпевшие. Этот текст, собственно, согласован с потерпевшими. Именно поэтому там стоит подпись Добровинского, он согласовал текст, и потерпевшим хотелось этот текст увидеть у себя за подписью Ефремова. Понимаете, о чем я говорю?

В минувший вторник, когда апелляция началась, Алешкин был на другом суде. А в четверг он попытался лично перед заседанием объяснить Ефремову смысл письма. Разговор был коротким.

АЛЁШКИН: Я к нему подхожу перед судом объяснить ситуацию. И он принимает такое решение, что та линия защиты, которая предложена моими коллегами, она более, с его точки зрения, правильная. Итог мы знаем.

С этой минуты Андрей Алёшкин стал бывшим адвокатом Ефремова. Но он по-прежнему убежден, что, согласись его бывший подзащитный подписать это письмо, апелляционный приговор оказался бы куда мягче. Ведь о снисхождении попросили бы потерпевшие. И попросили бы – он также убежден в этом, вспоминая последний общий разговор с семьей Сергея Захарова.

АЛЁШКИН: Пытались постоянно их купить, деньги предлагали, они говорят: "Мы не про деньги сейчас, давайте просто вы извинитесь письменно". И мы готовили этот текст. Когда он был согласован, я говорю: "Всё?". – "Всё". – "Вы хотите в такой редакции?". – "Да, хотим в такой редакции". – "Ну, всё, значит, поставьте подпись, Александр Андреевич, это же ваши доверители, чтобы у нас потом не было разночтений". И этот текст дальше уже согласовал бы Михаил Олегович, подписал или нет – это уже второй вопрос. Это – позиция потерпевших, она озвучена в таком виде.

В своем последнем слове на апелляционном процессе Михаил Ефремов признал свою вину, выразил соболезнования родным Сергея Захаров и раскаялся. А после заседания поблагодарил своих адвокатов. Вероятно, они будут от его имени теперь писать кассационную жалобу. Ее результатов артисту придется дожидаться уже в колонии. Там он также может подать заявление на условно-досрочное освобождение. Оглашение проекта письма Андреем Алёшкиным сегодня можно рассматривать, конечно, как его месть за расторжение адвокатского контракта. Но есть юридический факт – без ходатайства родственников погибшего о замене наказания на условное дальнейшие суды оставят приговор в силе. А родственники, как понятно из этой истории, без упомянутого письма обращаться с ходатайством не намерены.