Встреча Трампа и Ким Чен Ына: она закончилась ничем? Германия стремится заключить "антишпионское" соглашение с Китаем. Меркель и Макрон намерены доминировать в ЕС. Decathlon отказался от продажи спортивных хиджабов во Франции. А сами французы хотят остановить движение "Желтые жилеты". Эти темы в эфире "Вестей ФМ" обсуждают Алексей Мартынов и Владимир Аверин.

МАРТЫНОВ: Мне кажется, что Трамп сделал всё, что мог, для того чтобы получить Нобелевскую премию мира. Как известно, он очень хочет это получить. Не потому, что ему сильно нужны деньги, а просто потому что…

АВЕРИН: У предыдущего есть, а у меня нет.

МАРТЫНОВ: Да. Потому что у Обамы есть, а у него нет. И со своей стороны лично Трамп сделал всё, что мог, и ещё два раза, как тренер в детстве говорил. В том смысле, что он сумел, так сказать, найти форму, а он, как известно, мастер вести бизнес-переговоры, он тем и славился до того, как стал президентом, что мог уговорить любого.

АВЕРИН: Да. И здесь же звучало слово сделка.

МАРТЫНОВ: Конечно! Конечно.

АВЕРИН: Вот у Трампа всё время сделка, несколько раз он повторил.

МАРТЫНОВ: Да. И он всё время делает сделки. Он бизнесмен. И как бизнесмен он блестяще отыграл всю эту партию, предыдущую, сегодняшнюю. И, действительно, мы видели вчера наверно беспрецедентно тёплые отношения между президентом США и лидером Северной Кореи. Такого не было в истории никогда. То есть на протяжении всей истории Северной Кореи Северная Корея была исчадием зла, кем угодно…

АВЕРИН: Нерукопожатная.

МАРТЫНОВ: Да, да, да. И уж вообще было под большим вопросом, что президент США снизойдёт до общения там с каким-то северокорейским лидером. А тут Трамп просто демонстрировал возможность успеха. И мне кажется, со своей стороны всё сделал. Другое дело, что его коллеги из Госдепа не проработали до конца встречу. Видимо, они не верили в позитивный исход, знаешь, позитивный сценарий. То есть его никто не прорабатывал.

АВЕРИН: А может быть как раз настолько были уверены, что Ким согласится на всё?

МАРТЫНОВ: Ну, я не думаю.

АВЕРИН: Нет, не до такой степени всё-таки дураки, да?

МАРТЫНОВ: Я не думаю, вот как многие эксперты-американисты говорят, Госдеп сегодня – это такой, знаешь, засадный полк оппонентов Трампа, демократов, и всё, что могут навредить, они вредят. Ну, начиная от такого чисто бюрократического саботажа и кончая, кстати, вот подобными вещами. Потому что, ты понимаешь, в таких особенно длительных конфликтах всегда очень важно понимать: раз, два, три, четыре, пять. То есть какие-то развился и так далее. То есть вот лидеры на своём уровне вдруг до чего-то договорились, а дальше начинается "а если". А если вот это, то что? То это. А если вот, вот это? То вот здесь. А это мы гарантируем, а это мы делаем. И здесь нужны уже, что называется, какие-то модели, какие-то схемы, то, что, собственно, прорабатывают на берегу соответствующие службы. И очевидно, что позитивного сценария, проработанного, со стороны Госдепа, не было.

АВЕРИН: У меня такое ощущение, что Трамп приехал, действительно, и это можно было понять по его выступлениям накануне, и Вьетнам поэтому был выбран, что давайте вот мы договоримся, и вас ждёт экономическое процветание, и мы придём и всё сделаем.

МАРТЫНОВ: Конечно. А какие он слова вчера говорил? Он говорил, что северокорейская экономика – это локомотив, её нужно только запустить, и это станет главной экономикой региона.

АВЕРИН: Да. И сегодня подтвердил, что ждёт потом это вот экономическое чудо.

МАРТЫНОВ: Да.

АВЕРИН: А, собственно, вот гарантий безопасности выдано не было.

МАРТЫНОВ: Очевидно.

АВЕРИН: И оказалось, что для Кима конечно хорошо бы было это экономическое процветание, но главный-то вопрос – это всё-таки гарантии безопасности существования.

МАРТЫНОВ: Ну, естественно. Ну, слушай, за много лет вот этих переговоров, а они идут уже много лет, там несколько десятков лет.

АВЕРИН: В разных форматах, да.

МАРТЫНОВ: Уже третье поколение северокорейских лидеров ведёт эти переговоры. И конечно у них уже весь этот портфель вопросов "а если" он весьма пухлый. И более того, это всё на практике родилось. Там же было много угроз, много каких-то противостояний, и очевидно, что если бы американская сторона захотела детально проработать это именно вот к сегодняшнему дню, они бы это сделали. Но они, видимо, не планировали такого прорыва для Трампа. А ведь прорыв в северокорейском вопросе, в вопросе объединения Корейского полуострова, корейского народа…

АВЕРИН: И безопасности США, прежде всего. С чего начиналась вся эта истерика, да.

МАРТЫНОВ: И безопасности США, и не только США – это действительно тянуло или тянет, если это возможно, на реальную, а не авансом, как Обаме была выдана, Нобелевскую премию мира.

Полностью слушайте в аудиоверси.