программа: Диапозитив
тема: Brexit
18:06, 14 марта 2019

Тереза Мэй ходит по лезвию

Брекзит затягивается. Что дальше? Лондон голосует за отсрочку. Теперь слово за Брюсселем. Кто станет слабее, а кто сильнее после выхода Великобритании из ЕС?

Выборы в Европарламент в мае. 64 процентра европеейцев скептически относятся к самому проекту Евросоюза. Это данные опроса. Люди отворачиваются от традиционных партий и ищут альтернативных кандидатов. Пример – желтые жилеты, которые тоже теперь могут попасть в ЕВропарламент – около 40% французских избираталей готовы за них голосовать.

В студии "Вестей ФМ" директор Международного института новейших государств Алексей Мартынов и ведущий Владимир Аверин.

МАРТЫНОВ: Когда вы выходите из большого организма, большой конструкции, невозможно выйти на своих условиях. Если вы не обладаете какими-то мощнейшими рычагами давления и на всю конструкцию в целом, и на основных игроков или участников в частности. Но понятно, что это не та история! И на что в данном случае рассчитывают британские парламентарии, я не знаю. Возможно, они тянут время до очередных выборов, возможно, подобным образом конструируется внутриполитический кризис в Великобритании, о чем неоднократно мы предполагали. И вот Терезе Мэй удается буквально по острию бритвы постоянно проходить. Было несколько таких моментов за это время, когда она была уже на краю кризиса, на краю перевыборов, и понятно, что на этом ее политическая карьера заканчивалась.

Но там есть еще один нюанс, связанный с тем, что британский премьер министр – это человек с огромным количеством скелетов в шкафу. Еще во время пребывания Терезы Мэй на посту министра внутренних дел было множество скандалов с сокрытием данных по серийным убийствам – там было очень много к ней претензий. И сама по себе история с Brexit и ее переход на премьерскую должность увел это все в сторону, назад, положил под сукно. Но это никуда не делось! Она понимает, что, если что, для неё не просто пенсия впереди. А впереди для нее, в случае провала и политического кризиса, возвращение к тем историям.

АВЕРИН: Но, с другой стороны, ее мотив понятен, мотив ее политических противников понятен, но все эти мотивы укладываются, совершенно очевидно, в границы человеческой судьбы или даже в границы судьбы конкретных людей на конкретных постах. А на кону стоит, на самом деле, будущее страны!

МАРТЫНОВ: Ну, слушай, эти люди, я тебя уверяю, в самую последнюю очередь думают о судьбе страны и народа...

АВЕРИН: И это тоже нормально!

МАРТЫНОВ: А думают, скорее, о своей политической карьере и о своей собственной судьбе.

АВЕРИН: Но это то, что налицо. При всем том, что я был ярым сторонником демократии всю свою жизнь! Налицо – кризис демократии!

МАРТЫНОВ: Но это не демократия, Володя, это не демократия!

АВЕРИН: Ну, как, это демократия, самая старая в мире, в конце концов, самый старый парламент, который ограничил власть монарха. А сегодня, получается, очень может быть, я рискну предположить, в этой ситуации было бы гораздо разумнее, если бы был человек, например, Елизавета...

МАРТЫНОВ: Например, арбитр, который, кстати сказать, вот тоже для меня это загадка, потому что в условиях конституционной монархии, а все-таки Британия – это не демократическое государство, это конституционная монархия! Так вот в условиях конституционной монархии монарх, собственно, нужен и должен, и обязан в кризисные моменты возвышаться над этой всей болтовней, демагогией, и принимать единственно правильное для страны, для народа решение, даже если оно не самое приятное, не самое популярное. Вот, собственно, роль монархов в конституционной монархии.

Полностью слушайте в аудиоверсии.