программа: Стратегия
19:08, 24 мая 2019

«Самое главное – чтобы покупатели нашей нефти не несли ущерба, а мы – репутационных рисков»

Москва и Минск очистят трубопровод «Дружба» до границы с Польшей до 10 июня. Россия примет из Белоруссии путём реверса около 1 миллиона тонн загрязнённой нефти.

Гость Анны Шафран – гендиректор Фонда национальной энергетической безопасности, первый проректор Финансового университета при правительстве РФ Константин Симонов.

СИМОНОВ: Мысль, которая прозвучала, что Россия забирает, вот если эта нефть, например, дошла до Польши... Там надо, кстати, разбираться еще с объемами, потому что белорусы – веселые ребята, они там заявляют – 5 миллионов тонн нефти. Но, опять же, как они сумели посчитать? Потому что часть нефти была отгружена через порт «Усть-Луга», собственно, там другие были потребители, и, более того, на самом деле, часть из этой нефти была отгружена в танкеры, но танкеры не дошли. К счастью, не вся еще эта нефть дошла до потребителей, до заводов. Белоруссия просто не знает полностью этих объемов, но тем не менее уверенно уже какими-то цифрами апеллирует.

Здесь, с нашей стороны, нужно тоже, кстати, отправить побыстрее комиссию на белорусские заводы. Почему? Потому что Белоруссия заявляет, что заводам нанесен колоссальный ущерб, там разрушены колонны, но тем не менее, если посмотреть отгрузку с этих заводов, то можно обратить внимание, что уже буквально через несколько дней они полностью восстановили свою работу, и тогда вообще не ясно, какой же там нанесен ущерб, если они работают на полную мощность, и как так быстро они провели ремонт, если, по их версии, там была полная катастрофа!

Короче говоря, сейчас Россия, все-таки, заявляет, что она всю нефть с дихлорэтаном... То есть если компании, например, европейские заявляют, что они получили нефть с дихлорэтаном – они видят по экспертизам, что там есть превышение дихлорэтана, мы это у них забираем, по реверсу забираем по нефтепроводам, если эта нефть пошла по «Дружбе». Соответственно, танкерная нефть, я думаю, тоже будет с танкеров сгружена. Дальше уже Российская Федерация поставит чистую нефть – график сейчас будет, я думаю, обнародован. Но, в общем, многие страны Восточной Европы уже получают чистую нефть, ряд из них получит до конца мая уже нефть без дихлорэтана; соответственно, по другим странам, я думаю, что до начала июня вся эта ситуация будет нормализована. То есть мы эту нефть у них забираем, говорим: «Да, у нас возник технический сбой, мы с ним будем разбираться. Мы эту нефть забираем, отдаем вам нефть чистую, вы спокойно перерабатываете, мы продолжаем спокойно жить». Потому что, на самом деле, эта история не была бы такой драматичной, если бы не этот информационный залп. Потому что заводы европейские не останавливались, у них был запас определенный нефтепродуктов. Да, они не получили определенные объемы, запасы поиздержались, но теперь, соответственно, мы можем выйти на такой график поставок, который позволит компенсировать недополученную весной нефть и, соответственно, наполнить запасы этих заводов. Любой нефтеперерабатывающий завод, естественно, какие-то определенные резервы имеет. И, соответственно, дальше мы продолжаем поставлять нормальную чистую нефть.

Дальше уже – это наш собственный вопрос: что мы будем с этой грязной нефтью делать? Самый простой вариант, он уже обсуждался: потихонечку, полегонечку – добавлять грязную нефть в чистую нефть. На это уйдет, видимо, 2-3 года, если мы оцениваем в 3-4 миллиона объем той нефти, в которую попал дихлорэтан. Пока у нас есть цифры белорусской стороны, ждем цифру, все-таки, российской стороны, более понятную. То есть, на самом деле, опять же, возникнет стоимость хранения, но эта нефть, которую можно, еще раз говорю, подмешивать в чистую нефть – там не будет никаких технологических сложностей, и постепенно ее будем продавать. То есть, самое главное, чтобы наши покупатели не несли ущерба, а мы не несли репутационных рисков и издержек, которые мы сейчас наблюдаем.

Полностью слушайте в аудиоверсии.