В Москве ветеран получил инсульт и штраф за пролив соседей. Виноват ли он?

Ведущий – Владимир Аверин.

На связи – адвокат, член Совета по правам человека при президенте России Шота Горгадзе и юрист, специалист по защите прав потребителей Мария Свиридова.

ГОРГАДЗЕ: Всё зависит от того, есть ли его вина. То есть если в результате его действий были повреждены трубы, либо он не осуществил вовремя замену труб, которую должен осуществить именно он, а не эксплуатирующая организация, тогда это – его вина. В случае если, всё-таки, эксплуатирующая организация не следила за состоянием труб, не проводила капитального ремонта, то вины дедушки нет никакой.

АВЕРИН: Шота Олегович, вот вы сейчас говорите как юрист. А давайте вот мы отвергнем эту вашу ипостась и попробуем поговорить просто по-человечески.

ГОРГАДЗЕ: Да, конечно.

АВЕРИН: Вот права человека, даже без президента Российской Федерации. Человеку 90 с лишним лет. Он в силу самых разных обстоятельств – и потому что он уже немощен, давайте признаем это, и потому что он не миллионер, тоже давайте это признаем, – не в состоянии просто провести ремонт и замену коммуникаций в своей квартире. И таких людей, которые, даже если они бодры, веселы, но недостаточно состоятельны, довольно много в нашей стране. Которые не состоянии провести замену коммуникаций. Тем более, что для того, чтобы понять, надо это делать или не надо это делать, они должны позвать ещё какую-нибудь контору за деньги, которая скажет: «О, вот эта вот труба ещё постоит 5 лет, а вот эту трубу надо немедленно менять. А вот эта ваша проводка медная ещё тоже подержится, а вот эту вот надо срочно менять». И вы, я боюсь, не знаете точно, в каком состоянии находятся трубы в вашей квартире, и я этого не знаю. Кто за этим должен следить, всё-таки? Вот если, опять же, отвлечься от действующей буквы закона и перейти на позиции здравого смысла.

ГОРГАДЗЕ: Если мы с вами отвлечёмся от буквы закона и вдруг представим себе, что не мы, а тот одинокий человек, собственник, который проживает в этой квартире, а тоже не очень богатый, со своими проблемами, со своими жизненными неурядицами, но сосед под тем одиноким человеком, который живёт выше нас. И наше имущество испорчено. Нашей квартире предстоит дорогостоящий ремонт, средства на который мне приходится, например, изыскивать, не купив лишние конфеты своему ребенку, образно говоря.

АВЕРИН: Да.

ГОРГАДЗЕ: Вот давайте, отойдя от буквы закона: почему должен страдать тот, кто живёт ниже, из-за того, что кто-то забыл наверху закрыть кран? Вне зависимости от его возраста. Но, к сожалению, мы с вами можем, в принципе, всегда вставать на сторону разных людей – и потерпевших в этой ситуации, и таких псевдовиновников, потому что виновником этого залива его называть совсем не хочется. Но закон, и не только закон, но и логика говорит о том, что мы отвечаем за своё имущество. Если я, будучи 95-летним пожилым и заслуженным человеком, выставлю на подоконник горшок с цветами – ну, просто потому, что я считаю, что это красиво; у меня деменция началась, и вот так я, понимаете, мыслю, что ничего страшного не случится, а он упадёт на голову кому-нибудь, ну, кто же виноват-то будет? Ну, увы и ах, если человек дееспособен, если он не ограничен в дееспособности, то будет виноват он, и он будет нести ответственность, как бы нам ни было печально это констатировать.

Полностью слушайте в аудиоверсии.