Давайте премировать тех, кто сообщает полиции о правонарушениях! Это – не доносительство, а проявление гражданской активности. Обсудим?

У микрофонов - Руслан Быстров и Валерия Лабузная.

На связи – адвокат, управляющий партнёр МКА «Юрасов, Ларин и партнёры» Владимир Юрасов и корреспондент «Вестей ФМ» в Лондоне Елена Балаева.

БЫСТРОВ: Валерия сообщает обо мне, я что я – наркобарон, а я в отместку сообщаю, что она нарушает правила дорожного движения. Ей выписывают штраф, и я плачу меньше транспортный налог – за вычетом этого штрафа, который она благодаря мне заплатила. Разные схемы можно придумать, как вы думаете, как юрист, это хорошо или плохо?

ЮРАСОВ: Как действующий юрист и адвокат, я скажу, что это – не очень. Потому что это затянет людей и, может быть, нечестные будут эти заявления, правоохранительные органы не будут разбираться, будут штамповать и так далее. Но если включить, еще раз повторяю, рациональное мышление – мне кажется, надо пробовать.

БЫСТРОВ: Спасибо большое. Голосуйте в нашем мобильном приложении – я, кстати, попробую похитрее сформулировать вопрос. Если условный ваш сосед совершает правонарушение, которое напрямую вас не затрагивает, то вы сообщите в полицию, разберетесь с соседом сами или ничего не будет делать? И ваши примеры, когда вы доносили или на вас доносили – смс, Viber или WhatsApp.

ЛАБУЗНАЯ: Вот сразу кажется, что все, на самом деле, диктуется какими-то личными отношениями. Если ты сказал про соседа, я сразу подумала: смотря какой сосед. Приятный сосед – промолчу, злобный, неприятный сосед – обязательно надо будет что-то сообщить, так, получается?

БЫСТРОВ: Опасность такая, конечно, существует: люди будут таким образом сводить счеты.

ЛАБУЗНАЯ: Конечно.

БЫСТРОВ: А в Европе так и делают. Ну, мы же знаем, что для них это – норма жизни, по фильмам американским – доносить на соседа. Там не принято приходить лично, разбираться, тем более – бить лицо или что-то еще.

ЛАБУЗНАЯ: Потому что если ты приходишь лично, ты залезаешь в чужую жизнь, а если ты видел, что это – в общем пространстве, ты уже – участник вот этого публичного поля.

БЫСТРОВ: Они не всегда – в общем. Сколько случаев в той же Финляндии, когда кто-то увидел, что кто-то по попке своего ребенка шлепнул. Это уже, извините, пространство мое, как я отношусь к своему ребенку. На меня сообщают, детей отнимают – все, пожалуйста.

ЛАБУЗНАЯ: Но ты его шлепнул на улице. Если бы к тебе домой пришли – следить за тобой, как ты живешь; вот она – разница. По-моему, у них так, у них разница в этом.

БЫСТРОВ: У нас на прямой связи Елена Балаева, наш корреспондент в Лондоне. Лена, я тебя приветствую. Я ошибся или нет, когда сказал, что в Британии, в частности, это – норма жизни: сообщать на соседа, в том числе в полицию?

БАЛАЕВА: На самом деле, десятилетиями британцев приучали к мысли, что если они стучат на соседа, они делают хорошо государству и самим себе, обществу, а не совершают какое-то преступление против совести. Они, на самом деле, помогают бороться. Но если раньше – во времена холодной войны – так помогали бороться со шпионами советскими, это была, конечно, мания, то сейчас все направлено на борьбу с терроризмом.

Полностью слушайте в аудиоверсии.