Отставка Джона Болтона.

Гость Анны Шафран – научный руководитель Центра комплексных европейских и международных исследований факультета мировой экономики и мировой политики НИУ ВШЭ, программный директор Валдайского клуба Тимофей Бордачёв.

БОРДАЧЁВ: Это совершенно не принципиально, кто теперь будет, поскольку у нас уже за 31 месяц президентства Трампа была масса возможностей убедиться, что в той администрации США, с которой мы имеем дело сейчас, значение имеет только один человек – это сам президент Трамп! Все остальные – его подчиненные, его сотрудники – для него не являются ни сподвижниками, ни советниками, ни учителями (не дай бог, они для него являются людьми-функциями).

ШАФРАН: Но тем не менее мы же видели, как Болтон начал фактически собою подменять и госсекретаря, и самого президента, и делать такие смелые заявления. И в этой парадигме не очень работает ваше утверждение!

БОРДАЧЁВ: Вот все очень быстро и закончилось! Как только он начал этим всем заниматься, он сразу же лишился своей должности. То есть он стал продолжать делать то, что люди его политического поколения делали в 90-е годы, особенно – в 2000-е годы. Мы все помним прекрасно таких деятелей, как Дик Чейни, Дональд Рамсфельд, например, тот же самый Болтон, Пол Вулфовиц – то есть это те люди, которые фактически заменяли собой президента и рулили национальной внешней политикой, исходя из своих, как правило, достаточно примитивных интересов и представлений. Вот Болтон – он из той команды, он из тех людей, которые вышли на верх американской политики после завершения холодной войны, когда думать было совсем не надо, когда все было прекрасно, все было хорошо, и можно было заниматься любой ерундой! И вот Болтон – он последний в руководстве США представитель этой генерации. Для Трампа он был не более чем функцией! Он должен был решить те задачи, сделать те неблаговидные дела – например, разрушение Договора о ракетах средней и малой дальности, которые Трамп сам хотел сделать. Как только у Трампа пропала эта практическая нужда, он как хозяин выгоняет любого слугу, выгнал Болтона.

ШАФРАН: То есть достаточно цинично, на самом деле, выглядела ситуация, и вовсе тут не Болтон такой красавчик, а красавчиком по-прежнему остается Трамп!

БОРДАЧЁВ: Болтон – он красавчик, может быть, визуально.

ШАФРАН: Нет, визуально он совсем не красавчик!

БОРДАЧЁВ: Знаете, один мой знакомый, очень умный человек, визуально сравнил Болтона с заслуженным – знаете, в советские времена были такие передовики производства, которые приходили встречаться с пионерами. Вот эти вот усы его!

ШАФРАН: Откуда эти усы? Откуда это все берется – прическа Трампа, усы Болтона?

БОРДАЧЁВ: Вот, имеем мы дело с такой оригинальной страной, но об этом со Злобиным можно поговорить очень много и интересно.

Но для Трампа это вообще ничего не значит! Трамп действует исключительно в своем мире, он ни от кого не зависим! И это, с одной стороны, преимущество взаимодействия с Трампом, а, с другой стороны, это сложность взаимодействия с Трампом, потому что тот же самый Болтон для нас, для России, был очень легко читаем. Мы знали, чего от него можно ожидать, мы знали его психологию, мы знали, что он хочет вести с Россией диалог в том духе, в котором он его умеет вести. И поэтому мы более-менее представляли, как с ним можно договариваться. Кого Трамп поставит на его место? И сколько этот человек продержится? При Трампе сменилось уже столько министров обороны, министров иностранных дел и прочих высших государственных чиновников, что здесь он ставит Россию и весь мир перед интересными загадками.

Полностью слушайте в аудиоверсии.