На уходящей неделе Дания выдала разрешение на строительство «Северного потока-2» в своей исключительной экономической зоне. Что заставило её наконец дать добро? И что мешало раньше? Анна Шафран в эфире «Вестей ФМ» беседует с гендиректором Фонда национальной энергетической безопасности, первым проректором Финансового университета при правительстве РФ Константином Симоновым.

СИМОНОВ: Не раз обсуждали эту коллизию, и вы помните, что я говорил, что, рано или поздно, Дания все-таки выдаст это разрешение. Почему? Потому что мне казалось, что Дания не пойдет на слишком грубое и откровенное нарушение принципов международного права. Вы справедливо заметили, что не одна заявка уже была направлена датским регуляторам, и пришлось переносить маршрут из территориальных вод Дании в экономическую зону Дании именно потому, что, согласно Конвенции ООН по морскому праву 1972 года, на самом деле, не имеет права отказать в прохождении транспортного средства в своих экономических водах. Вот в территориальных водах – да, а в экономической зоне этого сделать нельзя. Ну, насчет того, что труба мешает судоходству – это, конечно, абсурд! Потому что труба лежит на дне, и мешать судоходству не может, если это не подводная лодка, которая по дну пробирается.

ШАФРАН: Я думаю, что и подводная лодка могла бы справиться с этой задачей при желании!

СИМОНОВ: Безусловно! Более того, сам трубопровод является транспортным средством, в том числе, и согласно международному праву, и именно поэтому, кстати, Дания и не отказывала в стройке. Она сознательно тянула время, понимая, что сказать «нет» не получается.

При этом также достаточно очевидно, что здесь были политические причины, и вот то, что именно сейчас Дания дала разрешение – на самом деле, это очень показательно! Я объясню, собственно, почему Дания выбрала эту дату – самый конец октября. И вот, на самом деле, этим решением Дания полностью выдает себя с головой.

Не является тоже, я думаю, особым откровением то, что Соединенные Штаты оказали колоссальное давление на Данию. Изначально, когда проект только начинался, и было понятно, что придется запрашивать разрешение у четырех стран, я сразу поделил их на две группы: первая группа – там, где разрешение получить будет очень просто – это Финляндия и Германия, так и произошло, и две страны, где будут проблемы – это Швеция и Дания. Позиция Швеции в этом плане достаточно честная. Почему? Потому что руководство Швеции (там было много чиновников, которые делали примерно одинаковые заявления) прямо говорило: «Мы против этого проекта! Нам он не нравится! Нам не нравится экспансия России (как они это называют), но мы ничего не можем с этим сделать! Заявка подается по всем правилам. У нас нет ни малейшего основания с точки зрения международного права, чтобы отказать русским в строительстве газопровода!»

Я напомню, что «Северный поток-1», две нитки, уже с 2011 года работает, и никаких проблем нет. И при строительстве его тоже получали разрешение в тех же самых государствах. Более того, первые две нитки лежат в территориальных водах Дании – никаких проблем не возникло! Там тоже были вопросы по экологии, но они все были решены! И, опять же, не было никаких оснований, чтобы эту трубу не согласовывать. Хотя я понимаю, что политика в те годы была чуть-чуть другой, хотя тогда, и я прекрасно помню, как некоторые шведские депутаты на полном серьезе говорили, что нельзя допустить строительство «Северного потока», потому что объекты, которые будут применяться при строительстве, в частности, платформы (которые, кстати, не применялись там, потому что трубоукладчики работают без платформ) якобы могут быть использованы для высадки десанта и так далее.

В любой стране находятся политики, которые позволяют себе эмоциональные заявления на грани фола, так что – посмеялись, дальше – пошли и получили разрешение, и строительство продолжалось.

Так вот, возвращаясь к теме Дании и даты: почему именно в октябре это все произошло?

ШАФРАН: А есть какая-то подоплека?

СИМОНОВ: Да, конечно! Я еще раз повторю, что то, что именно сейчас Дания выдала заявку, выдает ее полностью с головой, что там была именно политическая мотивация!