Обострение в Сирии и многое другое. В студии «Вестей ФМ» Сергей Михеев и Сергей Корнеевский.

МИХЕЕВ: Я думаю, что, конечно, к сожалению, ситуация развивается по нарастающей в связи с тем, что турки не хотят прийти к какому-то более-менее вменяемому консенсусу по этому вопросу. И вспомнить, что они все-таки находятся на территории независимого государства. Причем их нахождение там не требует никаких особых подтверждений, потому что они сами об этом говорят. То есть эти военнослужащие погибли, находясь в рядах наступающих боевиков. Как они там оказались? Зачем они там находились, далеко за пределами тех территорий, которые оговорены в сочинских договоренностях. Я думаю, что какая-то такая особая самоуверенность турок насчет того, что они все вопросы так легко порешают, будет связана с потерями. Ничего хорошего в этом нет.

То, что наша страна предпринимает усилия для эскалации, – это правильно, но вот, видимо, пока Эрдоган не хочет понимать, что реальность не совсем такая, как они себе ее представляли, и в целом ситуация будет довольно сложной. Еще раз повторю, все-таки турок на территорию Сирии никто не звал. Вообще никто и никогда. Вот вы говорите о том, что турки объявили армию Асада, как они говорят, своим врагом. Но эта армия Асада и есть, собственно, регулярная армия Сирийской арабской республики.

КОРНЕЕВСКИЙ: Которая защищает свою территорию.

МИХЕЕВ: Которая находится на своей территории. Не находится на территории Турции, они не ведут боевые действия на территории Турции, они находятся на своей территории. А вот турки там оказались по собственной воле, никто их не звал, воспользовавшись той дестабилизацией, которая случилась в Сирии. Ведь до этого момента там не было турецких военных – не было. Вот до всей этой нестабильности, которая началась в Сирии. А как они там оказались? Они туда вошли самовольно. Потому уже да, зафиксировано было соглашение, просто де-факто их нахождение там.

КОРНЕЕВСКИЙ: Астанинский формат и все эти дела.

МИХЕЕВ: Да-да. И все, что с этим связано. Де-факто просто это случилось. Но по сути они находятся на чужой территории чужого государства, открыто ведут боевые действия, и объявляют регулярную армию этого государства, официально объявляют своим врагом. Я думаю, что это на самом деле рискованная для турок игра и не факт, что она стоит свеч, что называется. С одной стороны. С другой стороны, конечно, и для нас эта ситуация крайне нежелательна, потому что это может очень серьезно навредить той стабилизации, которая достаточно большими усилиями достигнута в этой стране за последние годы, в том числе благодаря действиям наших вооруженных сил. А самое главное, это даст возможность боевикам, террористам, на которых пробы ставить негде, почувствовать себя вновь в силе, почувствовать себя успешными и начать консолидировать усилия самых разных отморозков со всего света для того, чтобы вести эту войну. Потому что их цели совершенно понятные.

При всем при этом выгоды турок, потенциальные даже выгодны от всего, что там происходит, они, на мой взгляд, не стоят тех рисков, которые сейчас существуют. Для нас же есть еще один риск, несомненно связанный в целом с сотрудничеством с Турцией, потому что несомненно это сотрудничество может быть и поставлено под вопрос. Мне кажется, Эрдоган не тот человек, который способен к такому трезвому, взвешенному ведению дел в экстремальной ситуации.

Полностью слушайте в аудиоверсии.