"Лечим не анализы, а человека": письма слушателей

  • 08 Апреля, 2015 г. 09:07
"Лечим не анализы, а человека":...

Письма слушателей. Гость - доктор Александр Мясников.

Ведущая "Вестей ФМ" - Анна Шафран.

Мясников: Мы в прошлый раз говорили, что мы не будем брать никакую специальную тему, потому что очень много приходит писем, вопросов и они остаются за бортом. Все как-то недосуг и всегда это обычно с листа. Я зашел с утра в клинику, взял ряд писем с тем, чтобы какие-то из них прочитать и по ходу дела ответить. Это, кстати, не потому, что так получилось, а это действительно письмо, которое лежало первым.

Шафран: Жаль вы не видите, друзья! Александр Леонидович с рукописными текстами пришел.

Мясников: Да, я с письмами, которые мне присылают. Их, кстати, много, это просто верхняя пачка. Вообще, когда я беру этим письма, у меня двоякое ощущение. С одной стороны, мне приятно, что пишут. На очень многие вещи можно реально помочь и ответить, но основная масса, вы знаете, люди пишут из глубинки, часто они пишут, что нет Интернета, просят ответить письменно. Это такая боль у людей! Они действительно мыкаются, не могут найти ни доктора, ни причины болезни. Я читаю, у меня такое ощущение, что это 18-й век и я нахожусь где-то в глубинке.

Конечно, у нас большие достижения в медицине, что и говорить. Посмотрите, мы стали дольше жить, меньше болеем, меньше умираем, но, конечно, от некоторых писем просто руки опускаются. Но это неизбежно. Это, кстати, не только здесь, я во многих странах работал, сталкивался с такими вещами. Открыл первое письмо, первый вопрос: "Есть ли анализ кала на депрессию?" И объясняет - почему. Вот, я хочу сказать, что у нас вообще любовь делать анализ кала переходит все разумные границы. Я понимаю, если посмотреть, есть ли там яйцеглист или антиген на ту же самую инфекцию хеликобактер пилори, которая вызывает язву желудка, можно определять не только анализом крови, но и анализом кала. Когда мы смотрим кал на этот безумный дисбактериоз, когда все лаборатории завалены калом, получается информация, которая ничего за собой не несет. Но его назначают врачи, на нем настаивают пациенты, и это удручающе. А теперь еще и кал на депрессию.

Шафран: Какие были предсказания в конце 19-го века насчет глобальной катастрофы? Что все улицы будут завалены навозом, потому что лошадей и повозок станет слишком много. Человечество не сможет это переварить? А теперь, оказывается, у нас новая проблема - лаборатории, заваленные калом с анализом на депрессию.

Мясников: Не только на депрессию. В данном случае это говорит о том, что люди уже уверовали, что это может быть все что угодно. Мне тут вопрос задают как человеку, долго работавшему в Африке: "А правда ли, что в Африке есть такое венерическое заболевание, как "африканская роза", когда пенис белого мужчины при сексе с негритянкой лопается как сосиска или это газетная утка?" Вы знаете, что приходится читать?! Мне себе даже как-то представить сложно, но я такого не видел и не слышал. Смотрите, здесь даже есть название - "африканская роза".

Шафран: Возможно, вы пропустили что-то важное, Александр.

Мясников: Да, может быть, я что-то не знаю. Теперь перейдем к более серьезным письмам. Я пропускаю все заголовки. Вопрос, кстати, он мне показался важным, потому что его часто задают: "Как долго можно принимать одни и те же лекарства сердечникам, гипертоникам и другим хроническим больным?" Мы никогда не можем уверовать в то, что раз болезнь хроническая, то и принимать их надо постоянно. Я всегда объясняю пациентам, которые не могут понять, что такое постоянно: вы должны выпить это лекарство в утро своей смерти.

Полностью слушайте в аудиоверсии.

Смотрите видеотрансляцию из студии "Вестей ФМ"

Изображение предоставлено "Вестями ФМ"