В мире тысячи улиц названы именами убийц

  • 23 Ноября, 2015 г. 09:07
В мире тысячи улиц названы именами...

Переименование станции метро "Войковская". Забастовка дальнобойщиков. Проблемы в экономике. Гость - журналист Михаил Леонтьев.

Ведущие "Вестей ФМ"Дмитрий Куликов и Ольга Подолян.

Леонтьев: Про вашего Войкова. Огромное количество москвичей знают район Войковской как совершенно деноминированный. Мне хотелось бы спросить, когда люди меняют, покупают квартиры, кто-нибудь отказался бы от Войковской из-за названия? Причем, это очень приличный район.

Куликов: Хороший район, я там жил долго.

Леонтьев: Насколько мне известно из многочисленных исторических источников, редкая гнида был этот Войков. Даже среди наших гнид какая-то однозначная гнида, на самом деле. Но во всем мире огромное количество улиц, тысячи, десятки тысяч улиц называются именами убийц. Убийцы вообще довольно популярный исторический тип. И как-то никто особенно не парится. Не парится по одной причине - в большинстве существующих разных стран разным образом по разным причинам гражданские войны закончились, а мы никак не закончим. У меня нет однозначного ответа здесь, можно было и переименовать.

Для меня очень существенно, что церковь просила. У нас 80 процентов населения, по-моему, относит себя к православным. Церковь послушали бы, что здесь думать? Если она для вас духовный авторитет? И согласились бы. Вот это обидно. А так вообще, конечно, вся эта история с переименованиями - она ни к чему. Есть один момент: есть исторические названия. Есть топонимы, которые составляют историческую ценность, также как территории. Недаром, например, наши албанские братья, зачистив сербское население в Косово, дальше уже начинают бороться с топонимами. Сначала с памятниками, с могилами, а потом уже с топонимами. Историческая память вычищается начисто. Это касается того же Петербурга. Все-таки Санкт-Петербург - это для истории России существенное слово. Много таких можно взять. На месте "Войковской", по-моему, ничего не было. "Войковская" и "Войковская".

Куликов: Ничего не было. Это первое название.

Леонтьев: Кстати, на тему того, что Войков был мерзавец. Я хочу сказать, что историческая справедливость в отношении Войкова и большинства этой категории трудящихся была установлена товарищем Сталиным, который как раз топонимами не занимался. Он даже не занимался переименованием идеологии, он просто взял ленинскую гвардию и практически всю вырезал. Я абсолютно уверен, что если бы господина Войкова не оприходовал белогвардеец, его бы оприходовало НКВД. С 99,999 процентов вероятностью.

Куликов: Я просто затронул тему, как в 20-е годы был разрешен вопрос партийной дискуссии. У нас так было написано: о возможности строительства социализма в отдельной стране, об этом, дескать, спорили. Давайте уж так по-честному скажем, о чем они спорил. Товарищ Троцкий считал (он не случайно, кстати, занимался Красной Армией, он был действительным строителем ее), что то, что осталось от Российской империи, должно быть использовано, должно быть материалом мировой революции и распространения коммунизма по всему миру. А товарищ Сталин считал, что это задача неправильная, надо строить социалистическую державу и сохранять ее.

Леонтьев: У товарища Сталина вопрос социалистической державы, насколько я понимаю, имел прикладной характер. В тех условиях это был действительно более эффективный способ развития.

Полностью слушайте в аудиоверсии.

Смотрите видеотрансляцию из студии "Вестей ФМ"

Изображение предоставлено "Вестями ФМ"